Слободской запад

Слободской запад Ростовской области – не казачий, помещичий. Хотя конечно казаки здесь тоже присутствуют. Этот район, который принято называть Примиусьем, начал активно заселяться в конце 18-го, начале 19-го веков. Императоры награждали здешними землями своих отличившихся подданных. Так за пленение Пугачева был жалован землей подполковник Алексей Иванович Иловайский, ставший потом знаменитым атаманом войска Донского. Ему мы благодарны за Матвеев курган и Александровку. И его племянник Григорий Дмитриевич Иловайский, герой многих войн и походов, тоже владел миусскими землями. Его вспомним, проезжая Григорьевку. Участник войн с Наполеоном и зять атамана Платова, Тимофей Дмитриевич Греков оставил в память о себе Греково-Тимофеевку. За участие в итальянских походах Суворова жалован был местными землями генерал-лейтенант Адриан Карпович Денисов. Слободу, названную сначала своим именем, он позже переименовал именем жены в Анастасиевку. А еще известны фамилии местных помещиков Шабельских, Краснощековых, Кирсановых, Леоновых, Миллер… Долины и леса Миуса, Сарматки, Мокрого Еланчика помнят шумные помещичьи охоты и пиры. Алексеевский лес так и посажен был специально для этого.

А еще был массовый, организованный и самодеятельный исход народа из перенаселенных областей восточной Украины и южной России. Здесь на пустынных просторах Приазовья они находили новую родину.

Многие отставные военные испрашивали разрешения ставить на оживленных дорогах постоялые дворы,вокруг которых постепенно росли села.

Читая « Матерiалы къ исторiи заселенiя Мiусскаго (нынъ Таганрогскаго) округа» составленные историком И.М. Сулиным в 1906 г., находишь удивительные и малопонятные современному человеку случаи. «Основатель слободы Новопавловки был крепости святого Дмитрия Ростовского, конно-казачьего полка старшина Иван Васильев, который населил эту слободу, по словам актов 1774 г., вольными малороссиянами на вольной же Войска Донского общаго владения войсковой, ни кем не занятой, начиная от крепости Святого Дмитрия до самого города Бахмута, пустопорожней земли.»

Кто был этот Иван Васильев? Авантюрист? Первопроходец? Чичиков? Или Робин Гуд, ведший обездоленных в счастливые земли? Не узнаем.

Так и сложился этот край, более слободской, чем хуторской, более помещичий, чем казачий, более украинский, чем русский.

Такая наша маленькая Америка.

От той культуры мало что осталось. Разве что черепица на старых домах и даже сараях, и говор пожилых селянок. Ну и конечно церкви. Вот по церквям Примиусья мы и совершим это путешествие. И попробуем почувствовать вкус той эпохи.

Первый пункт на пути уже упомянутая Греко-Тимофеевка. Церковь Николая Чудотворца стоит на просторной околице, в низине. Ее видишь внезапно во всей красе, повернув с сельской улицы. И первая мысль – Архангельский собор Кремля. Только вместо интуристов вокруг наш петух.

Именно за такие церкви Москву прозвали Белокаменной. Именно такой теплый цвет у пиленого известняка, из которого сложены древнемосковские церкви. Как этот цвет достигнут здесь и сейчас, не понимаю, но хочется верить во что -то чудесное.

Построена эта церковь в 1880 году. Так и стоит в первозданном виде, правда без колокольни и ограды.

Из Греко-Тимофеевки едим в соседнюю Григорьевку (тоже упомянутую в начале статьи). И ахаем, выехав к Успенской церкви. Ожидали, но восхитились тем не менее.

Низкий барабан с полукруглыми окнами сразу напомнил древнюю Софию в Константинополе.

А распластанный шатер квадратной звонницы с огромными полукруглыми окнами – древний замок где-нибудь в Средиземноморье. Церковь сравнительно молода, построена в 1906 г.

Уезжая, все вертел головой, не покажется ли среди домов проезд, что- бы лучше рассмотреть и запомнить церковь на холме.

Но дорога ведет вперед. И вот уже видна Екатериновка. Основал ее в 1806 году один из рода Иловайских – полковник Степан Дмитриевич Иловайский. А Троицкую церковь в 1897 году построила уже новая хозяйка – помещица Вилкова. Церковь впечатляет. Сложная, большая. Просятся мысли о раннем рыцарском средневековье.

Об общем ансамбле церкви говорить рано, пока не восстановлена звонница. Очень хочется, что-бы церковь стала украшением этих мест. А оправа у нее замечательная. В слободе много старинных интересных зданий, оград, амбаров и мельница, построенная в 1909 г.

Следующая остановка в Анастасиевке. (Об основателях в начале статьи) Добавим только, что основано село в 1806 г. и заселялось воронежскими крестьянами.

Еще толком не рассмотрев церковь, а ища одним глазом место, где припарковаться, вспомнил Восток. Почему? Не знаю. Может быть из-за цвета штукатурки, может быть из-за квадратных колон, заканчивающихся полукруглыми арками, может быть из-за орнамента, несвойственного православной архитектуре.

Какая была церковь изначально неизвестно, но думаю, барабан и звонница не перестраивались. А они, одинакового размера, спорят друг с другом. И церковь от этого проигрывает.

Новониколаевка, затерянная в степях, следующий этап путешествия. Вот это да! Вот это купол!

А потом, побродив вокруг церкви Рождества Пресвятой Богородицы (построена в 1913) и успокоившись, начал понимать, что квадратный барабан со скошенными углами и тройными разновысокими окнами, вещь с большой претензией. И простым куполом его не увенчаешь. Наверное такой и нужен. И двухъярусная звонница в тон барабану. Вся остальная церковь с аспидой как бы спряталась под ними. Кирпичный стиль расцвета России начала 20-го века.

Александровка лежит в лесах у слияния Крынки и Миуса. (Об основателях Иловайских в начале) И церковь в ней как лесная дача. Барабана нет почти совсем. Окна явно не церковные. Звонница тоже с простыми окнами - проемами, как бы стыдливо выглядывает из-за деревьев. «Извините, звонить надо на всю округу». Ни дать ни взять, загородная дача.

Построена церковь Алексея Человека Божьего в 1811. Одна из старейших в нашем крае.

Покровское. Центр Неклиновского района. Как и следующие два села-соседа, Троицкое и Николаевка, основано переселенцами из Запорожской сечи в 1769 г. Старая Покровская церковь была построена по образцовому проекту известного архитектора, воспитанника петербургской академии художеств, Константина Андреевича Тона (храм Христа Спасителя), освящена в 1892 г. Церковь, которая на снимке, построена на месте старой, полностью разрушенной в Великую Отечественную войну.

Вышел на площадь, посмотрел на церковь. Купол Исаакиевского собора, шпиль Петропавловской крепости и Ленин у Финляндского вокзала.

И вот Троицкое. Сюда в 1777 году запорожцы из трех соседних слобод перевезли купленную в Димитриевской крепости ветхую деревянную Успенскую церковь. Сейчас в центре села стоит построенная в 1830 г. Крестовоздвиженская церковь. Ампир!

Церковь стоит нетронутая со времен постройки. Ограде не повезло. Только остатки штукатурки местами говорят о том, что она когда- то была. Рассматривая церковь, поймал себя на мысли, что именно такой, взвешенный и без излишеств, но вместе с тем торжественный стиль подходил к многонациональному селу на перекрестке дорог и культур.

А наша дорога в Николаевку. Сюда так же как в Троицкое, в 1782 г.из Димитриевской крепости перевезли старую церковь Рождества Богородицы. А нынешнюю, каменную, построили в 1850 г.

Взгляд, брошенный на церковь, прежде всего останавливается на шатре над звонницей. Такие, напоминающие перевернутый цветок колокольчика, венчают Краснодонецкую церковь. Но там их два на деревянной, покрашенной синей краской, очень душевной церкви. Эти шатры, делают ее похожей на домик из цветочного города. Хотя Краснодонецкая церковь приобрела их не от хорошей жизни.

А здесь , в сочетании с ампирным барабаном и куполом, смотрится грубо.

И конечный пукт путешествия я назначил себе там, где можно увидеть краски Меотиды. На высоком берегу Миусского лимана, в селе Андреево-Миленьтьево, стоит с 1868 г. церковь Марии Магдалены.

Эта церковь, в пастельных тонах, и цветом и стилем. Он часть Меотиды

Дороги не кончаются.

Stanichnik (16.12.13 21:46)

Продолжение путешествия по церквям Примиусья здесь

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.