БЫЛА НА СЕЛЬМАШЕ 83-я ШКОЛА...

Разборка памятного всем нам, читающим эти строки, здания «школы-гиганта Сельмашстроя», в котором мирно уживались многие десятилетия школы №№ 20 и 75, и завершающееся ныне строительство нового огромного здания, к которому мы всё еще не можем привыкнуть, вызвало к жизни многочисленные воспоминания об этих школах. Но не только о них. Время от времени «проскальзывает» в публикациях о школах Первомайского (а до 1961 года Сталинского) района и школа № 21 – предвоенного 1938 года постройки. (О школах в поселках имени Чкалова и во втором поселке имени Орджоникидзе мы здесь не говорим – это, конечно, наш район, но уже не Сельмаш). А вот о школе № 83 – не той, что находится ныне в Железнодорожном районе – в Ленгородке, а о школе с тем же номером, когда-то работавшей НА СЕЛЬМАШЕ – я ещё не встречал публикаций - ни на нашем сайте «Меотида», ни вообще. Решил восполнить этот явный пробел.

Особо «дотошные» любители истории школ Сельмаша, возможно, вспомнят важный факт из истории моей «двадцатки» - о нем четко говорилось в книжке «Промчались зимы с вёснами…», выпущенной в 2016 году к 50-летию моего школьного выпуска 1966 года. Новым читателям напомню. Первоначально в «школе-гиганте Сельмашстроя» размещалась только 75-я школа, а 20-я, основанная 100 лет назад, в 1921 году, и перебравшая несколько старых зданий в разных местах города, в конце концов (и, что интересно, почти одновременно с 75-й) «осела» надолго – причем вовсе не на Сельмаше, а в так называемой Берберовке. Для «двадцатки» там, на улице с вполне подходящим названием – Школьная, построили вполне достойное даже по современным понятиям большое и хорошо оснащенное здание. Так и жили тогда – примерно в двух километрах друг от друга – эти две школы, еще не зная, что судьбой будет определено им в дальнейшем работать в одном здании.

Незадолго до Великой Отечественной войны произошло необычное событие. О нем как-то рассказала мне директор 20-й школы Зоя Николаевна Вдовцова, руководившая нашей школой 46 (!) лет. В конце 1930-х годов в 75-й школе было 3600 учащихся (конечно, работали тогда в две смены, но ведь и здание было огромное, крупнейшее в городе). Руководить коллективом с таким почти фантастическим числом учащихся и почти тремя сотнями учителей и сотрудников было сложно. Городские власти, понимая это, приняли неординарное решение: разделить 75-ю школу на две. Вновь образованная школа получила свободный тогда городской номер 83. Посредине здания построили стену, проход из школы в школу стал служебным, для учителей и сотрудников – по первому этажу. В дальнейшем сквозной проход был сделан и по четвертому этажу. (Обратите внимание: о «двадцатке» мы пока ничего не говорим – она продолжала спокойно и успешно работать в «своей» Берберовке).

Важный момент. Если вы возьмёте в Донской государственной публичной библиотеке вышедшую в 1941 году (за несколько месяцев до войны) книгу о «Ростсельмаше» – «Строители степных кораблей», вас, как и меня когда-то, смутит утверждение авторов о том, что в заводском поселке работают школы №№ 75 и 88. И лишь проведя архивные исследования и обнаружив официальные годовые отчеты школ Сталинского района того времени - №№ 75 и 83 - я понял, что в книге «Строители степных кораблей» допущена элементарная опечатка. Вместо цифры 83 тогдашние типографы набрали 88, преподнеся нам своеобразную загадку, которую мы разгадали спустя годы.

Впрочем, всё это – только начало большой и очень интересной истории.

1941 год. «Пришла война суровая, зажгла огни багровые…». В ноябре – первая, короткая, всего на неделю, оккупация Ростова гитлеровцами – и практически мгновенный контрудар советских войск. Враг отброшен примерно на 35-40 километров на запад, в сторону Таганрога. Здание «школы-гиганта Сельшстроя» тогда не пострадало. После первого освобождения города в школе продолжились занятия, хотя часть хорошо оснащенного здания пришлось отдать для размещения военного госпиталя, куда раненых советских воинов привозили прямо с линии фронта, стоявшей тогда совсем недалеко. В госпитале были оборудованы операционные и все другие, необходимые медицинскому учреждению, помещения. Школы произвели в июне 1942 года свой самый уникальный выпуск, несмотря на бомбежки. Но в середине лета стало ясно, что город советским войскам придется вновь оставить. Жестокие июльские бомбардировки нанесли Ростову огромные раны. В том числе и сельмашевским школам. Здание, своим огромным размером ставшее для немецких самолетов своеобразным опознавательным знаком, оказалось сильно разрушенным. Когда в феврале 1943 года Ростов-на-Дону был окончательно освобожден от фашистских захватчиков, стало ясно, что в здании, успевшим стать гордостью заводского поселка, проводить занятия еще долго не придётся.

Конечно, и число детей в поселке сильно уменьшилось – многие ростсельмашевцы, успевшие ранее эвакуироваться в Ташкент и Чирчик, вместе с детьми, еще долго оставались там, пока в Ростове-на-Дону шло восстановление разрушенного завода. Городские власти довольно быстро сумели подыскать временные помещения для учебы ребят. 75-я школа переехала в барачного типа здание на месте нынешнего НИИТМа. Ну, а школа № 83 нашла себе новый дом на той же Металлургической улице, в доме с нынешнем номером 110. Обе школы сохранили свои тогдашние номера. И почти сразу ростовские строители приступили к восстановлению огромного школьного дома. Фактически его строили заново, причем с совершенно другим по стилистике фасадом.

У многих уже созрел, видимо, вопрос: ну а как же «двадцатка»? Увы – ее судьба тогда оказалась и вовсе печальной: если восстановить «школу-гигант» было возможно, то здание 20-й школы на Берберовке оказалось разрушенным до основания. При том, что во время оккупации развалины разрушенной бомбежкой школы растащили местные жители для ремонта своих также пострадавших домов. (Утверждаю это тоже со слов Зои Николаевны Вдовцовой, которой полностью доверяю). Для учебы ребят с Берберовки также приспособили какой-то дом барачного типа. При этом учительский коллектив 20-й школы был сохранен и сразу же приступил к работе – в тесноте, да не в обиде.

В 1947 году первая очередь восстановления «школы-гиганта» на Сельмаше подошла к концу. Вот тогда и было принято, можно сказать, историческое решение: вселить в восстанавливаемое здание не только коренную «семьдесятпятку», но и сохранившую свой номер и учительский коллектив школу № 20. Ведь условия их работы в бараках были очень тяжелыми. Зимой дети занимались в классах в пальто. Отсутствовали элементарные санитарные удобства… А в «школе-гиганте» жизнь становилась уже вполне комфортной по тем временам. В 1950 году наше знаменитое общее школьное здание было полностью восстановлено, приняв тот самый торжественный облик, который придавал ей вид как минимум благородного вуза.

Значительно лучшими в первые послевоенные годы (по сравнению с «бараками» 75-й и 20-й школ) были условия учебы в школе № 83. Ведь она находилась теперь в непострадавшем в войну жилом доме постройки ориентировочно 1932 года, заняв в нем весь первый этаж (предположительно, до войны там находился детский сад). Конечно, один этаж – этого для полной средней школы было слишком мало. Решено было временно сделать эту школу семилетней. Имелось в виду, что пройдет время, жизнь наладится, и для 83-й школы построят на Сельмаше отдельное новое здание. Потому что «школа-гигант» оказалась теперь уже полностью занятой.

Годы шли, жизнь налаживалась. И вот тут я уже могу прибегнуть к собственным воспоминаниям. Потому что в 1956 году я стал учеником 1 «Б» класса той самой школы № 83. Оказался я в ней потому, что моим родителям показалось очень удобным определить сына для учебы в дом по соседству (мы жили, а я и сейчас живу в доме № 108 по Металлургической улице, а школа была в 110-м доме). Чтобы попасть в школу, мне не надо было пересекать ни одной улицы с автомобильным и тем более трамвайным движением – достаточно было пройти метров 100 по большому двору. В первые недели меня все же сопровождали до школьных дверей бабушка или дедушка – тогда уже пенсионеры, ну а затем я ходил в школу уже сам.

 


 

Три моих первых школьных года прошли в 83-й школе, которой руководил тогда директор Василий Фомич Музыченко – бывший фронтовик, офицер, надевавший в праздничные дни китель с боевыми наградами. Было ему тогда, в конце 1950-х годов, лет «за пятьдесят», а может, и «под шестьдесят». Василий Фомич происходил из семьи потомственных педагогов, работавших в Киеве и в других городах Украины. Один из его родственников (возможно, дядя) даже руководил в Киеве педагогическим музеем, экспозиция которого рассказывала об истории народного образования в украинских губерниях в царское время. Однако после войны Василий Фомич (он был, скорее всего, филологом, хотя точно я этого не утверждаю) оказался по личным причинам в Ростове-на-Дону и получил работу по специальности именно в этой маленькой семилетней школе, в которой было по две параллели каждого из семи классов. Всего, значит, 14, занимавшихся в две смены – больше просто не было классных комнат. В каждом классе училось примерно по 40 детей – такие тогда были нормы наполняемости классов. Теперь, вспоминая Василия Фомича, я жалею о том, что практически никогда не общался с ним – учился я на «хорошо» и «отлично», вызывать к директору на воспитательную беседу меня не было никакой необходимости, а общественной деятельностью (как потом в «двадцатке») я тогда еще не занимался – мал был.

 



 

Учился я в 83-й школе в младших классах – с первого по третий, и практически единственной моей учительницей была тогда Евгения Алексеевна Апикова. Вспоминаю её с добрыми чувствами. Она была миловидной женщиной где-то между тридцатью и сорока годами, закончила педагогическое училище по специальности «учитель младших классов». Высшего образования Евгения Алексеевна не имела, но главное - отдавала, как говорится, свое сердце детям. Мы, ученики, её любили – наверное, потому, что она любила нас.

Как вообще выглядела 83-я школа? Интересно, что вход в неё был не с улицы, а со двора дома, из третьего подъезда. В этот же подъезд входили и жильцы, которые имели квартиры на втором, третьем и четвертом этажах. Никаких вахтеров и тем более охранников в школе не было. Мы открывали дверь на первом этаже подъезда и оказывались внутри довольно большого «рекреационного помещения», в которое выходили двери классов. Их было, наверное, семь или восемь. Кроме классов, имелась небольшая школьная библиотека, учительская, кабинет директора, который отделяла от учительской маленькая комнатка секретарши, принимавшей телефонные звонки. Если она считала нужным, то нажимала кнопку внутреннего звонка для того, чтобы трубку поднял в своем кабинете директор. Секретарша давала, ориентируясь по большим часам, и общие звонки по школе – на уроки и на перемену. Где-то в дальнем уголке помещения школы имелись две маленькие туалетные комнаты. Раздевалок не было – пальто мы вешали на крепкие гвозди, прибитые к прикрепленной к стене деревянной дощечке, прямо в своих классах. Во время большой перемены в «рекреации» приходящая продавщица торговала булочками, бутербродами, на удивление вкусными коржиками и бутылками ситро – отдельного буфета не было из-за отсутствия места. Общие сборы учащихся случались редко. А если и случались, то – по сменам, иначе мы все (а в школе было более 500 учеников) не поместились бы в «рекреации». Очень любили мы дни, когда утром (или днем, если во вторую смену) нам объявляли: «Ребята, сегодня кино!». Сообщение это сопровождалось криками «Ура!». В той самой рекреации устанавливался тогда передвижной киноаппарат, окна зашторивали, вешали экран – и все с удовольствием наблюдали за происходящим, сидя на полу – а что поделаешь, другого варианта просто не было… Помню, особое впечатление произвел на меня советский фильм «Подвиг разведчика», увиденный, кажется, в третьем классе…

Накануне лета 1959 года, в конце мая, нам неожиданно объявили, что наша школа закрывается. Насовсем. В этот период уже считалось, что в больших городах должны быть только полные средние школы. «Семилетки» оставлялись тогда только в сельской местности и в малых районных городках. Новое здание для 83-й на Сельмаше так и не построили. Нового набора в первый класс школа в тот год уже не вела, а остальные классы перевели – частично в 75-ю, а в основном – в 21-ю (в том числе и мой класс). Место для размещения 12 дополнительных классов, хотя и с трудом, в тех двух школах нашли. В считавшуюся привилегированной «двадцатку» наших ребят в официальном порядке из 83-й не брали. Тут уже вопрос решался в зависимости от социального статуса родителей, а также от оценок в аттестате ученика. Меня и моего одноклассника Славика Полякова директор «двадцатки» Зоя Николаевна Вдовцова «в порядке исключения» приняла в класс молодой учительницы Раисы Леонтьевны Асавлюк – кажется, сорок первым и сорок вторым учениками в её и так переполненный сверх всякой меры класс. Так я оказался в той школе, которую и окончил спустя семь лет с золотой медалью. А то, что в классах тогда было так много учеников, нас как-то совсем не смущало.

Несколько слов о дальнейшей судьбе помещения бывшей 83-й школы – в доме № 110 на Металлургической улице. После того, как закрылась та школа, её место заняла вечерняя школа № 6 для рабочей молодёжи, которая тем самым также улучшила условия учебы. Проработала она там достаточно долго – около 50 лет. Когда и вечернюю школу закрыли, в связи с уменьшением числа учащихся (большинство молодых людей стали получать законченное среднее образование в обычных школах), в начале 2010-х годов в здание на Металлургической въехал Первомайский районный отдел народного образования. В бывшей школе сделали капитальный ремонт, скорее даже реконструкцию, и теперь там уже ничего не напоминает о том, как именно в этих стенах мы, говоря словами из песни, «слово «Родина» впервые прочитали по слогам». Впрочем, помню, что как минимум половина первоклассников приходила уже тогда на учебу в школу, умея читать.

По существующим в Ростове-на-Дону правилам, в случае полного закрытия школы её номер попадает в особый перечень, из которого в дальнейшем и «черпаются» номера для новых школ. Так было и с номером 83. Его получила в 1970-х годах вновь построенная тогда школа в Ленгородке, на проспекте Ставского, 33. Никакого отношения к прежней 83-й школе на Сельмаше это совершенно новое образовательное учреждение не имело. По такому же принципу после закрытия «семьдесятпятки» (точнее, её объединения с «двадцаткой») номер 75 получила – причем довольно скоро, почти сразу - открытая в 2019 году новая большая школа в Суворовском микрорайоне, также ничем не связанная с прежней «школой-гигантом Сельмашстроя».

 

 

Геннадий БЕЛЕНЬКИЙ,

член Союза журналистов России,

выпускник 1966 года средней

школы № 20.

Heach (08.07.21 21:13)

Третья школа, причастная к школе - гиганту как не крути. Сейчас ещё поглубже связь с 21-й накопаем :)  

Heach (08.07.21 21:25)

А никаких фотографий из детства не осталось, Геннадий Леонидович?

Геннадий (09.07.21 09:53)

Юра, давай посоветуемся. Есть фотография моего первого класса. Там все мои одноклассники (многие сегодня смотрятся на этом фото достаточно колоритно по внешнему виду), а также моя первая учительница Апикова и наш директор Музыченко. Но левый верхний угол фотографии поврежден. Правда, лиц это не коснулось. Если ты сможешь подреставрировать малость этот уголок - давай я тебе дам фотографию, а ты это проделаешь и поместишь.Фото сделано в конце первого класса, то есть весной 1957 года. К снимку прикреплен (мамой моей) перечень изображенных на фотографии, отпечатанный на пишущей машинке. Согласен?

Heach (09.07.21 10:52)

Да, конечно, в реставрации я не мастак, но сканировать смогу и выложить в том виде, что есть. После этого верну сразу.

Heach (09.07.21 12:40)

Ну вот и фото, вуаля ;) 

Stanichnik (11.07.21 13:48)

Многие фамилии знакомы. Сельмаш.

Stanichnik (08.07.21 22:21)

Спасибо Геннадий Леонидович! С дебютом вас на Меотиде в качестве автора))) Вечернюю школу хорошо помню. Её ученики выходили на переменах прямо на Металлургическую, проветриться. А мы, рыская по поселку в поисках приключений, с удивлением смотрели на окна, за которыми поздним вечером сидели за партами.

Heach (08.07.21 23:17)

Какой же дебют? Уже третья публикация в качестве автора, и три моих перпечатки из книги с указанием автора.  Смотрим тэг здесь. Но с другой стороны - персонально для Меотиды впервые- тогда верно.

Бывалый (08.07.21 23:23)

картина вместо фото. «Урок в вечерней школе». Художник Ахмед Китаев, 1955 год

Светлана Николаева (08.07.21 22:26)

Спасибо, Геннадий Леонидович за статью, за Ваши воспоминания. Я тоже про фотографии хотела спросить. 

Геннадий (09.07.21 10:04)

Светлана, смотри выше мой ответ Юре на аналогичный вопрос!

Геннадий (09.07.21 15:32)

Светлана, ну вот и фотография есть! А всё-таки какими разными были дети тогда и сейчас! Увы - сегодня дети не такие любознательные, как во времена моего детства... Посмотри на лица детей послевоенного поколения - детей тех, кто принес нам Победу. Этих детей ХОТЕЛИ родить. Откладывали это и, наконец, когда появилась возможность, родили... В тридцать, тридцать пять, тридцать восемь (как моя мама), сорок... Множество родителей того времени познакомились на войне... Я когда-то поймал себя на поразившей меня мысли: ведь, если бы не война, мои родители никогда бы не познакомились. А значит, я бы просто не родился. Может, конечно, мама моя кого-то и родила. Но это был бы не я... Стало как-то не по себе... Да, жизнь - сложная штука, однако...

Светлана Николаева (09.07.21 15:52)

Я очень обрадовалась, увидев фотографию. Юра, тебе огромное спасибо!

Лица детей всегда удивительно живые и непосредственные. И тогда и сейчас. Ваше время было другое. Я на одежду обратила внимание . На мальчиках пояса со звездой. И белые воротнички!  Девочки нарядные в белых фартуках ( это слово уже к современной школьной форме не подходит) . Лица серьезные у детей.

 

Геннадий (10.07.21 11:44)

Светлана, добрый день! Я рад, что тебе интересна тема моих воспоминаний. Да, гимнастерки и пояса с рельефной звездой мальчики носили примерно до 1961-1962 годов. Потом уже появились курточки, а пояса отменили вообще. Собственно, уже в конце 1950-х годов жестко не заставляли носить гимнастерки, время было, так сказать, переходное. А вот что лица серьезные - так это результат воспитания. Так нас тогда воспитывали - и в школе, и дома. "Делай, что хочешь" - такое тогда не поощрялось. А девочки в белых фартуках и при этом НАРЯДНЫЕ, как ты пишешь. Казалось бы, фартук и "нарядные" - это слова из разных понятий. А оказывается, нет.

Светлана Николаева (11.07.21 12:40)

Геннадий Леонидович, любые Ваши воспоминания интересны. Это и часть моей жизни, жизни нашего района. Вы интересный рассказчик. 

Геннадий (11.07.21 15:37)

Спасибо, Светлана! Мне очень приятно и значимо твое мнение.
У меня вопрос: когда все-таки пройдет перенесенная с прошлого года перепись населения?

Александр Крикунов (09.07.21 00:27)

В связи с упоминанием школы на Берберовке, хотел бы обратить внимание на здание, расположенное по адресу Вяземцева 48. На картах германской аэрофотосъёмки видел расположенное на этом месте здание, располагавшееся на пустыре. В молодости приходилось бывать в нём, состоит оно из восьми довольно больших квартир (по четыре на этаже), превращённых в коммуналки. И выделяется несуразно широкими лестничными пролётами и площадками. И по поводу 21-й школы, помню в начале 60-х учеников в одинаковых вельветовых коричневых костюмчиках, как говорили родные - умственно отсталых.

Heach (09.07.21 11:04)

Этот дом обсуждался здесь (жмите) и комментарии почитайте. Моё предположение, что это и есть школа №20 на определённом этапе перед строительством нового здания на Береберовке, внешний вид которого для нас пока полная загадка.

Александр Крикунов (09.07.21 15:49)

Спасибо. Моя версия подтверждается. Почему-то данную публикацию я пропустил. Дома, построенные на месте разрушенной школы, начали заселять с 1953 года и я, прожив там 30-ть лет, ни разу не слышал о существовавшей на их месте школе. Как быстро стирается история в человеческой памяти.

Heach (09.07.21 18:58)

В публикациях Геннадия, как вы уже наверное понимаете, я принимаю непосредственное участие в визуальной их части. Поэтому вопрос изображения школы на Берберовке меня уже давно интересует - Геннадий заразил идеей.

Heach (09.07.21 19:29)

Тут ещё надо учитывать, что простояла школа совсем недолго, поэтому может проскочила в памяти у многих. 

Геннадий (10.07.21 11:47)

Александр, для нашего поиска вы представляете, судя по всему, большой интерес! Помогите найти фотографию "большой" 20-й школы на Берберовке. Это будет ценный вклад в общее дело! А она была ТРЕХ- или ЧЕТЫРЕХэтажной? Что вы слышали на этот счет?

Heach (12.07.21 22:11)

Геннадий Леонидович, в книге "Промчались зимы с вёснами" вы пишите, что здание школы на Берберовке было четырёхэтажным.

Геннадий (15.07.21 19:12)

Ну, значит, я забыл этот момент. Кто-то тогда мне очень уверенно сказал: четырехэтажная. Но стопроцентно это пока всё же не надо утверждать. Вот если бы нашлось фото... Для нашедшего фото бутылочка чего-то хорошего у меня точно найдется!.. (Серьезно!!! Давно мечтаю).

Heach (15.07.21 19:35)

У меня есть воспоминания Медведевой И.А. - учителя географии школы 20 и старожила Сельмаша. В них она описывает школу на Берберовке: "3-х этажная, великолепная новостройка приняла первых учеников - школа 20 имени Бубнова. В школе было два спортзала, актовый зал с роялем, мастерские, светлые классы и  т.д. Там же рядом в двух бараках находился детский дом №3. После войны в них и размещалась школа 20 (детей в годы войны из детского дома №3 увезли срочно куда-то в эвакуацию)"

Геннадий (15.07.21 22:01)

Очень ценная информация. Особенно насчет того, где именно сразу после фашистской оккупации размещалась школа № 20 (до переселения на Сельмаш). Потому что раньше я лишь неопределенно указывал, что школа после разрушения перешла во временное помещение на Берберовке. Теперь уже что-то более определенное есть! СПАСИБО! И все-таки поиск фото будем продолжать!

Геннадий (09.07.21 10:02)

Мне кажется (почти уверен), что в 1960-х годах в здании 21-й школы (обычной) была также размещена, с отдельным входом, маленькая школа для детей с нарушениями развития. Возможно, она в дальнейшем и стала 41-й и поселилась на первом поселке Орджоникидзе?

Попов Михаил (10.07.21 23:35)

42-я школа появилась в здании на скрещении Леваневского и Зеленодольской году примерно в 1964-ом. А до этого там был детский дом. Его старших обитателей ( лет 14-15) мы, малолетки 1-го Орджоникидзе, откровенно побаивались. Были среди них и отморозки ( по современной терминологии).

Геннадий (11.07.21 15:44)

Миша, здравствуй! Ценная информация! Спасибо! А здание детского дома просто "перетекло" в школу, так?

Heach (11.07.21 21:43)

Детский дом переехал в садик, в который Михаил ходил. И с тех пор, вероятно, 42-я. 

Попов Михаил (12.07.21 22:16)

Юрий, поправьте меня: мне представляется, что садик в начале Димитрова функционировал ещё минимум до начала 1970-х. И только потом в нем разместили детский дом. Так ли это? Геннадий Леонидович, я перед тобой покаюсь. В июне был в Ростове, но не решился встретиться с тобой- со мной был внук 11 лет, да и ковидная ситуация не располагает к общению «фейс ту фейс». Но моя сестра мне за это из далекого Лосины-Анджелеса попеняла.

Heach (12.07.21 22:20)

Это я предположил :) Я в начале 70-х только родился, но что-то в моей памяти говорит о том, что садик и при мне ещё был.

Попов Михаил (12.07.21 22:27)

Здание детского дома не просто переткло в школу. Практически сразу на большой территории бывшего детдома был построен корпус мастерских ( вдоль Зеленодольской), а также вспомогательные зданьица хозназначения. Привели в порядок спортплощадку. Но попасть на неё стало гораздо труднее - во времена детдома дор в заборе было огромное количество, да и боковые ворота на Зеленодольской почти всегда были открыты. Но нас влекла поляна через Зеленодольской от детдома. Это было основное место футбольных сражений. Играли даже посёлок на посёлок с пацанами с Маяковского. Потом там поставили первые на посёлке высотные корпуса малосемеек.

Ankol1 (09.07.21 10:14)

Очень интересно! Кто бы мог подумать, что 83-я школа была на Сельмаше! Хотя в Ростове был факт параллельного существования школ с одинаковыми номерами: это школа № 14 в Нахичевани и школа № 14 в том же Железнодорожном районе. Правда, в Железнодорожном районе эта школа считалась ведомственной и относилась к СКЖД, части "государства в государстве".

Heach (09.07.21 10:54)

То есть вы имеете ввиду, что уже в описываемое автором время существвало две 83-и школы?

Ankol1 (09.07.21 12:03)

Нет, я такого не утверждаю.

Heach (09.07.21 12:43)

Я так понял, что упоминая один факт, вы находите второй, судя по вашему комментарию. А про перемещение номеров школ по городу мы уже здесь много обсуждали. Считаю, что это неправильно, ибо вносит путаницу, и проблему эту можно решать иначе. 

Ankol1 (09.07.21 17:26)

Я не знаю, почему Вы так воспринимаете мой комментарий. Геннадий Леонидович меня прекрасно понял, и даже отметил, что мой комментарий  (добавление) правильный...

Heach (09.07.21 18:48)

Значит не понял, ну бывает :)

Геннадий (09.07.21 11:24)

Нет, ребята, двух 83-х школ не было одновременно точно! А вот поправка насчет двух 14-х - это точно! 14-я железнодорожная школа, по-моему, была (как здание) построена на месте той большой школы на Круглой площади, где была уникальная винтовая лестница. То есть то здание разбомбили, а после войны построили на том же месте скромное здание без всяких архитектурных изысков, и в нем и разместилась 14-я железнодорожная школа. Вот НОМЕРА довоенной большой школы я не знаю. Это надо бы по довоенным книгам и газетам посмотреть.

А на первом Орджоникидзе, значит, 42-я? Не 41-я ? Возможно, я малость ошибся. Спасибо за поправку.

Геннадий (09.07.21 12:21)

Сейчас бывшая железнодорожная школа № 14 называется Экономический лицей № 14 - это я проверил по официальным данным управления образования. То есть две 14-х школы продолжают существовать, хотя одна из них теперь именуется Экономическим лицеем, но с тем же номером.

Ankol1 (09.07.21 17:21)

Да, так. А 14 школа называется "Гимназия № 14".

Светлана Николаева (11.07.21 12:14)

Все равно не очень понятно. Лицей и гимназия, один вид деятельности. Видимо, " экономический" - ключевое слово. 

Александр Субботин (09.08.21 18:19)

Впервые я узнал, что было до 20-й школы (я поступил в 1959).

А.Г. (30.03.22 14:21)

Очень интересный текст, хорошее фото Музыченко (да, он филолог. Добавлю небольшой скан в тему.

Stanichnik (30.03.22 14:54)

На трёх отличников, один второгодник))) Эх! Можно было бы в жизни на второй год оставаться....

Бывалый (30.03.22 16:00)

«Старикам» везде у нас почет

Гость (30.03.22 21:25)

Никак не пойму, что за 83я школа?

Виктор (17.04.22 21:01)

Да я тоже учился в 83 школе в 1-Б 1958-1959гг. А в 1959 нас перевели(несколько человек оказались во 2 Г и не принадлежали к элите) в 20 школу.

 

А.Г. (19.04.22 11:54)

Судя по протоколу, в 1 "А" )

Виктор (20.04.22 22:22)

Спасибо, Александр.Значит память моя подвела,к сожалению фото первого класса не сохранилось.Этот протокол полностью отображен? Мне кажется ещё со мной учился Швачко Виктор или в паралельном классе.

А.Г. (21.04.22 08:24)

Швачко был в 1 "Б", у Нины Андреевны Новак

Виктор (21.04.22 11:18)

Спасибо. К сожалению не помню учительницу 1"А"

Гoсть (21.04.22 12:16)

Вот действительно интересный с исторической точки зрения материал. Автору - Большое спасибо, за проделанную работы.

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.