Крыничка

Завтра Крещенский сочельник, но завтра работа. Поэтому сегодня едем в Петровку к Живоносному источнику. Не были здесь давно.

Тихая обитель под горой на берегу Тузлова. Изменилась.

Прибогатела

Благополучна, аккуратна, легка.

Где-то стала напоминать курорт.

От старого дома паломников почти ничего не осталось. Появились новые постройки. Но также радует маленький базар при входе.

И также тянутся к источнику вереницы посетителей со связками пятилитровок

С источником все в порядке.

Я ехал и боялся, слышал, что прошлым летом источник стал иссякать, вводилось расписание его работы и нормировался отпуск воды. Сейчас, зимой, все хорошо. Заботливо укутаны краны от перемерзания.

Здесь по-прежнему тихо и хорошо. Как было не вылить на себя два ведра воды из источника в обледеневшей купальне?

Это фото вам в подарок – вода из Живоносного источника.

Ниже приведу очерк Эмиля Сокольского, опубликованный в сборнике «Православное зодчество Донского края», вышедшем в 2005 г. Написать лучше про это место, по–моему, невозможно.

Эмиль Сокольский. Прозрение.

Долгое время Криничка была единственным местом на Дону, куда стекались пешие паломники не только нашего края и Северного Кавказа, но и с Украины и из Центральной России. С развитием путей сообщения многие добирались железной дорогой до станции Синявка и там, коли не случалось ненастья, брали подводу. Спад популярности Кринички начался с 1905 года; «Донские епархиальные ведомости» от 1 июня 1914 года объясняли это тем, что «было даже несколько убийств с целью грабежа на большой дороге... По какому то недоразумению и теперь ещё нередко некоторые одинокие путники, особенно женского пола, подвергаются неприятностям и обидам на пути из Ростова и Синявки, пролегающем чрез армянские земли». В связи с этим они предлагали самый удобный и безопасный путь: из Новочеркасска через Грушевскую станицу, посёлки Юдин, Генеральский Мост и далее по-над долиной Тузлова около пятнадцати вёрст.

Я бы добавил: и самый красивый! За селом Генеральским долиной Тузлова не устаёшь любоваться: голубая, кое-где искрящаяся от солнца змейка реки, широкая долина с длинными островками кустарников, дальние бугристые берега в лёгкой дымке, а рядом - диковатые урочища сады, картинно-изысканные и, казалось бы, кем то продуманные, спланированные; однако больше хочется верить, что таковыми создала их сама природа. Сразу за Генеральским в еле заметной ложбинке ровной цепочкой бредут к реке ясени и плодовые - как будто пробежал когда-то полноводный поток, принёс не бывало плодородный слой, и тут же вымахала рощица, молодецки растопырив ввысь размашистые ветки; а дальше пойдут «круглые сады»: тонкие, воспарившие к небу клёны, словно кем-то кому-то торжественно преподнесенные; и много будет других садов, плодово-широколиственных, с нижними ярусами терновника и шиповника - произведения искусства да и только! За хутором Стояновым дорога спускается к мосту через реку; на правом берегу село Петровка, где и находится чудо-криничка.

Теперь сюда устраивают однодневные «паломнические поездки» из Ростова и Таганрога: через Чалтырь, по голым «армянским землям». И неведома паломникам волшебная красота тузловской долины... Зато - приезжают в прекрасное место, где происходило и происходит много чудес„.

Здесь некогда проходил Бахмутский шлях, а неподалёку на высоком кургане, как издавна рассказывали, стояла каменная баба, отчего и сам курган прозвали Баба, и ближнюю к нему балку Бабинской. И посёлок при ней, основанный, по определению войсковой канцелярии от 20 мая 1798 года, полковником Николаем Васильевичем Иловайским, тоже окрещён Бабинским. По той бабе позже назвали и почтовую станцию, а саму балку переименовали в Почтовую.

Поблизости, выше по течению Тузлова, в устье балки Желобок (позже - Грушина балка), из-под скалы на лужайку пробивался ручеёк. По весне юные пастухи раскапывали криничку и обкладывали её камнями, отчего и прозвали в народе родник Молоцецким Колодезем. «Донские епархиальные ведомости» в апрельском выпуске 1914 года рассказали знаменитое местное предание: «В 1841 году невдалеке отсюда, на горе, остались ночевать под 28 августа несколько крестьян посёлка Бабинского на своих токах; между ними были и братья Запорожцевы. На другой день, рано утром, младший из них направился к кринице за водой и здесь увидел икону Божией Матери с предвечным младенцем на правой руке. При этом святая икона не плавала, а как бы кем поддерживаемая, стояла прямо, касаясь своим основанием небольшого камня, лежавшего на дне неглубокого колодца. Крестьянин, поспешно вернувшись, рассказал о виденном братьям и другим людям, бывшим поблизости. Все вместе отправились к кринице и, увидев то же самое, усердно помолились пред явленной иконою, а потом сейчас же дали известие о случившемся управляющему Бабинским посёлком. Тот немедленно прибыл к месту происшествия; помолившись, приложился к иконе и, между прочим, запретил кому-либо трогать её».

Слава об источнике, который вскоре стали называть Бабинским или Криничкой, разнеслась повсюду после того, как на глазах у толпы верующих исцелилась сорокалетняя казачка из Новочеркасска Матрона Андреевна Зотова, в течение восемнадцати лет страдавшая припадками падучей: её приложили к иконе, напоили и облили из родника, и она успокоилась. Криничку освятил священник из соседней Большой Крепкой слободы отец Андрей Китайский (произошло это спустя три дня после обретения иконы, но самой иконы батюшка уже не увидел), и «от этого стечение к ней народа продолжало всё более усиливаться и по временам возрастало до

чрезвычайного количества: иногда к вечеру собирались тысячные толпы. По рассказам очевидцев, которые давно уже перемерли, около 3-х месяцев после того вся обширная равнина к северу от источника и соседние холмы, полукругом её окаймляющие с юго-запада, представляли сплошную массу палаток, шатров и кибиток, так как сюда за помощmю в разных болезнях обращались не только люди православные, но и армяне, даже татары и калмыки».

А Матрона Зотова поселилась при источнике и прожила здесь до самой смерти. Она принимала в своём доме паломников и кормила их; «Ведомости» рассказывают, что «ей самые щедрые благотворители жертвовали на приём странников, всё это она употребляла на них всецело, ограничивая собственные потребности до последней возможности. Больных не отпускала от

себя до тех пор, пока они не выздоравливали; а кому из пришельцев выпадал жребий от Бога здесь же и умирать, она погребала таковых за свой счёт. При этом нашла ещё возможность собрать на построение храма при Источнике около 5000 рублей. Мало того; среди лесных пород в роще, окружающей его, лично насадила не мало плодовых деревьев, из которых некоторые, наверное, сохранились и до сих пор, и хотя уже устарели, стали дуплисты, приносят ещё иногда прекрасные плоды». О своих исцелениях богомольцы сами рассказывали в церковно-приходской летописи. Отступали болезни груди,головы, рук и ног, лихорадка, душевные недуги...

Есть и легенда: однажды у Кринички пробыл на постое полк казаков, вернувшихся с тяжёлых сражений, - и все восстановили здоровье! Примерно через пять лет земли у реки Тузлов, прилегающие к Бабинскому посёлку, достались полковнику Петру Иловайскому, который и основал на возвышенном месте свою Петровку. В 1848 году, когда у источника стояла уже часовня, войсковое начальство назначило Иловайского и есаула Ивана Каршина попечителями будущей церкви во имя Живоносного Источника Божьей Матери. Летом следующего года, в августе, заложили каменный храм, проект которого составил архитекор Иван Вальпреде - в древнемосковском духе, с крупными «створчатыми» наличниками, с круглыми апсидами. Строить его решили не у родника, а выше, на террасе горы, чтобы своей тяжестью храм не наседал на водоносный грунт. Основные средства выделил Войсковой Наказной атаман Михаил Григорьевич Хомутов, он же с супругой пожертвовал храму, оконченному через восемь лет и освящённому в честь Живоносного источника (а старую церковь переименовали во Владимирскую), дорогую старинную икону. Храм и сооружённая впоследствии восьмиугольная деревянная часовня были увешаны иконами - приношениями богомольцев.

Документально известно, что в 1899 году попечителями церкви являлись отставной хорунжий Иван Павлович Краснощёков и коллежский секретарь Марк Александрович Лакиер.

Известно и то, что Криничку посещало и семейство Чеховых. Иначе быть не могло: Петровское лежало на пути в Большую Крепкую, где жили Егор Михайлович и Ефросинья Емельяновна Чеховы, служившие в имении графини Платовой. Об одном посещении Кринички - летом 1873 года - вспоминает брат Антона Павловича Чехова Михаил Павлович: «До Кринички добрались к вечеру, когда заходило солнце. Это было обыкновенное село, в котором при церкви стоял колодец с очень холоцной водой, почитавшейся целебной. Около колодца был выстроен барак, в котором этой водой обливались, черпая её вёдрами. При въезде в Криничку Антон, всё время не оставлявший Николая в покое своими шутками, наконец не выдержал и сбил с его головы цилиндр. Шляпа попала как раз под колесо, и её раздавило так, что с боков повылезали наружу пружины. Тем не менее безропотный Николай подобрал свой головной убор, снова надел его и так, с торчавшими из боков пружинами, и продолжал дальнейший путь. А в это время Александр кричал, сколько хватало у него сил: Эй, дивчина! Поди скажи батюшке, что архиерейская певческая приехала!

Не успели приехать и остановиться у какого то крестьянина, как Александр и Антон уже достали откуда-то бредень и пошли на реку ловить рыбу. Поймали пять щучек и с полсотни раков.

На следующий день мать сварила нам превосходный раковый суп. Мы провели в Криничке двое суток и затем отправились к дедушке в Княжую, вёрст за двадцать в сторону от Кринички».

От Николая Иловайского Бабинский посёлок перешёл к Павлу Николаевичу, а уже в 1876 году, 11 апреля, газета «Донская пчела» извещала: «Конкурсное управление по делам несостоятельного должника ротмистра Хрисанфа Павлова Иловайского объявляет, что в присутствии оного 15 июля 1876 г. в 11 часов утра будет продаваться с публичного торга имением при посёлке Бабинском». Может быть, часть земли Иловайского-внука досталась семейству Исаевых, Сергию и Марии. Осенью 1902 года Исаевы завершили строительство «Приюта» - большого здания для паломников. Когда через двенадцать лет Криничку посетил Наказной атаман войска Донского Василий Покотило, он заметил, что «Приют» очень подошёл бы для размещения раненых, если бы в посёлке мало-мальски действовала врачебная помощь.

«Желающие помолиться у Источника обыкновенно на своих руках приносят из храма по каменной лестнице или террасе храмовую икону «Источницу» и полагают её с левой стороны колодца..., - говорится в майском номере «Донских епархиальных ведомостей» за 1914 год. - Молебен здесь, в каплице, всё равно простой или с акафистом, непременно совершается водосвятный; освященную воду богомольцы спешат принять прямо с Честного Животворящего Креста ГОСПОДНЯ, по его погружении, себе на главу или на руки, преклоняя для этого колена свои; пьют её здесь же, мажутся ею, запасаются на дорогу и домой, а многие кроме того ещё обливаются ею в особом помещении, называемом купальнею и находящемся тут же в роще, невдалеке от каплицы, по аллее на север». Из «Ведомостей» мы узнаём также, что Бабинский источник «представляет собою неглубокий колодезь, обложенный камнем на цементе... по внешней форме всё сооружение напоминает несколько подобие лампадного стаканчика с ножкою».

В 1911 году был освящён южный придел в честь Иоанна Богослова. Через два года недалеко от храма по инициативе жителей посёлка Петровского в честь 50-летия со дня освобождения крестьян от крепостной зависимости открылся

памятник покойному императору Александру II. Конечно, после революции от памятника ничего не осталось. Церковь спасло то, что в ней устроили склад, и после войны - ремонтную мастерскую сельхозтехники. А люди всё приходили и приходили к источнику... Суровая борьба с таким «безобразием» пришлась на хрущёвские времена: на церковные праздники вокруг храма ставили оцепления, на верующих устраивали облавы; я слышал даже о том, что некоторые из богомольцев крадучись шли к храму и ночью. Власти распорядились часовню сломать, а криницу засыпать землёй. Однако не помогло - кто-то упрямо раскапывал! Тогда источник завалили глыбами камней. И добились ведь своего: паломничество прекратилось.

О восстановлении храма первая стала хлопотать Зоя Ивановна Королькова; воодушевление передалось и другим местным жителям. С помощью колхоза они вынесли из помещения храма мусор и металлолом, откопали источник и поставили сруб, провели косметический ремонт.

В храм пришёл служить священник... Отец Евгений - четырнадцатый по счёту батюшка храма Иконы Божьей Матери «Живоносный Источник». Сколько мне рассказывали о нём, и всё с теплом, с признательностью. В Петровке мне не удалось с ним встретиться: батюшка лечился дома после автомобильной аварии; зато я поговорил с доброй, душевной матерью его - Александрой Петровной. С удивлением узнал, что Чалтырь, центр Мясниковского района, в который входит Петровка, храму не помогает. «Воду брать приезжают, а вот хоть бы кто пожертвовал», - с сожалением заметила она. И рассказала несколько историй о чудесных исцелениях. Одну из них я уже знал и сам рассказывал многим: вычитал её из матвеевокурганской газеты «Родник». Записанную со слов Александры Петровны корреспондентом Тамарой Измайловой, я не могу удержаться и не привести её слово в слово, так она мила и забавна: «У нас одна женщина с мужем реставрировала придел. Она штукатур-маляр, он - художник, полковник в отставке. Она вся больная, кровотечения мучили, головная боль - мигрени... За 2,5 миллиона теми деньгами взялись они за работу. Жили здесь 2 месяца у бабушки. Татьяна купалась, голову мыла, молилась. Почувствовала себя здоровой. И когда они с мужем закончили работу, едут домой, он жене говорит: «Таня, вот ты молилась, тебе Богородица помогла, а я, видно, грешник - мне ничуть не лучше». Она говорит: «Значит, ты плохо молился, не с душой. Поверишь - и тебе дастся». А он, когда вышел из машины, замыкает гараж и вот так за глаза схватился и говорит: «Татьяна, да я ж очки в храме забыт». А он без очков даже не ходил, не то, что за рулём. Так он у нас эти очки как реликвию оставил, лежат на полочке. И они не взяли за работу ни копейки в благодарность за то, что Богородица их исцелила».

Храм почти восстановлен. В нём просто и уютно. Центральную часть пока занимают хозяйственные предметы, а придел очень напоминает опрятную деревенскую комнатку. Есть много икон, небольшой иконостас. С террасы сходит лесенка к оштукатуренной остроконечной часовне. Рядом - купаленка: там обливаются из ведра целебной водой. От часовни идёт аллея в кленово-ольховой роще и выходит на поляну, на краю которой заметны остатки фундамента: здесь стоял дом священника. В роще, которая всеми своими упруго-тонкими ветвями струится к небу, весной вовсю поют соловьи...

Скоро будет готов дом для паломников - их число их намного возрастёт. Криничке возвращается былая слава!

Kessler (17.01.15 21:09)

"Завтра
Крещенский сочельник, но завтра работа."

Эх... А у меня как раз сегодня была работа, а завтра - выходной. Опять мы в противофазе. Жаль, что не смог составить компанию.

Stanichnik (17.01.15 21:24)

Съездим еще.

Гость (19.01.15 21:11)

Подарок великолепен, так аппетитно снята водица, что хочется немедленно напиться холодной воды.

Stanichnik (19.01.15 22:03)

Спасибо. Сам удивился как получилось.

Гость (20.01.15 17:51)

Какой интересный рассказ! Тоже хотелось бы исцелиться, воды попив. Да у меня не получится. Если только для кого-то привезу, то поможет. Тому, кому привезу.

Altusg (21.01.15 20:06)

Бывал там. Вода отличная, и место хорошее. Но тогда еще не было этих лестниц и дома из бревен. И дом паломников стоял заброшенным и заколоченным. Жаль фотографий не сохранилось.

Stanichnik (21.01.15 22:38)

У меня где то есть фото старого дома паломника. Найду, выставлю.

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Анти-спам проверка