История двух домов (часть первая). Дом купца Чирикова.

ИСТОРИЯ ДВУХ ДОМОВ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

ДОМ КУПЦА ЧИРИКОВА

К началу XXI века в историческом центре Ростова сохранилось немало зданий, построенных в начале XX и даже в IXX веках. У каждого здания был свой создатель – архитектор, свой владелец, и, наконец, своя жизнь и своя судьба.

В начале ХХ века в Ростове появились два здания, сразу ставшие украшением города. В их судьбах было много общего: оба здания были построены к 1914 году, оба находились на четной стороне одного и того же проспекта – Таганрогского (ныне пр. Буденновский), оба возводились как доходные дома, а, главное, их создал один архитектор – Леонид Федорович Эберг.

Из доступных сегодня источников известно, что архитектор Л. Ф. Эберг, уроженец Московской губернии, окончил в 1911 году Московское Училище Живописи Ваяния и Зодчества и был приглашен Ростов на должность заведующего городскими постройками при городской управе. Случай свел архитектора с банкиром Штромом, который заказал Л. Ф. Эбергу проект доходного дома. Банкир представил архитектора потенциальным заказчикам, после чего у Л. Ф. Эберга появилась обширная практика. Всего за три года им было возведено три особняка и более десятка домов.

Один из них был заказан архитектору Л. Ф. Эбергу владельцем кондитерской фабрики купцом Владимиром Кирилловичем Чириковым. Пятиэтажный доходный дом возведен к 1914 году на Таганрогском проспекте под номером 46 в стиле «модерн» с элементами стиля «ренессанс». Бытует легенда, когда дом был почти готов, купец, принимая работу, заявил, что хочет видеть в центре здания колонны. Архитектор пытался возразить: «Какие колонны! Это же «ренессанс!» На что купец ответил: «А деньги тебе «ренессанс» платит или я?» Так появились две колонны, нисколько не испортившие красивый фасад здания. Пятиэтажное кирпичное оштукатуренное по фасаду, здание представляло собой массивный, архитектурный объект, с многоскатной крышей, двумя прямоугольными эркерами, объединенными на верхнем этаже массивной аркой, увенчанной над карнизом декоративной аркадой. Богатую пластику фасада также формируют крайние дугообразные трехъярусные эркеры с арочными строенными окнами. Гармоничность и величие пропорций, изящество деталей, отделка и орнаментация карнизов, медальоны и эмблемы над сдвоенными окнами – все это эффектно выделяло здание среди окружавших его строений и делало неотъемлемым градоформирующим элементом старого центра Ростова. До 1917 года на фронтоне дома сохранялись выложенный римскими цифрами год постройки «MCMXIV» -1914, и две скульптуры в античном стиле, бесследно исчезнувшие после Октябрьской Революции. К сожалению, известен только один снимок, где они не очень хорошо, но видны.

Помимо внешней красоты фасада, здание, по тем временам, было оснащено новейшими благами цивилизации: водяным отоплением, электрическим освещением, телефоном, лифтом, соединяющим подвал с этажами и рестораном с летним садом на крыше дома. На первом этаже располагались магазины. Здание было разрекламировано в газете «Приазовский край» и пользовалось вполне заслуженным успехом.

В телефонном справочнике 1914 года отыскалось с десяток фамилий состоятельных квартирантов нового доходного дома, среди которых оказался родной брат Владимира Кирилловича Чирикова – Сергей Кириллович.

Благоденствие дома на первом этапе его существования продолжалось недолго. После Октябрьской революции 1917 года, во время Первой мировой войны доходный дом купца В. К. Чирикова был приспособлен под госпиталь, в котором во время Гражданской войны размещались раненые бойцы белой армии Деникина.

Окончательно установившаяся советская власть национализировала здание, сохранив магазины на первом этаже, а в начале 1920-х годов в доме случился пожар. Утверждалось, что поджог был осуществлен сотрудниками конторы, имевшей в подвале Чириковского дома склад мануфактуры. Ожидавшаяся ревизия могла бы вскрыть громадную недостачу и прочие махинации госслужащих. Однако пожар оказался столь сильным, что охватил весь дом, и его было трудно потушить. Вот как это описано в книге В. Лобжанидзе «Таганрогский проспект»: «Приехавший пожарный обоз (пожарная часть была как раз рядом с горевшим домом) не смог совладать с огнем, рвущимся из окон. На мостовую из них летели домашние вещи, утварь… На помощь прибыла даже нахичеванская пожарная часть. Прикатили паровой локомобиль и подключили его к водоразборной колонке около «Палас-Отеля». Но все было напрасно – здание выгорело до верхних этажей». Пустой и заброшенный, стоял дом так несколько лет, служа пристанищем беспризорникам, коих было немало в те лихие годы. В 1925 году из-за небывалого ливня в доме обрушилось перекрытие. Вот как писала об этом краевая газета «Молот»: «В пятницу 22 мая с 11 ч. 15 м. вечера начался сильный ливень, который продолжался ночь и весь день 23 мая.»… «От ливня в доме быв. Чирикова по Таганрогскому пр. обвалился потолок, которым нанесло ушибы (контузия позвоночника и кожная ранка) беспризорному Василию Крамскому.» В том же 1925 году газета «Молот» не раз возвращалась к теме восстановления дома быв. Чирикова, обещая созвать техническую комиссию для обследования здания. Но, несмотря на обещания, осмотр здания на предмет определения его состояния состоялся только 28 августа 1926 года. Комиссия, с приглашенным в качестве консультанта-архитектора Л. Ф. Эбергом, произвела осмотр остова сгоревшего дома № 46 по Буденновскому пр. и пришла к выводу: «Остов дома в настоящем его виде еще может быть использован для восстановления. Имеющиеся деформации указывают на наличие процесса разрушения стен, открытых для влияния атмосферных осадков, и, если остов в ближайшее время не будет перекрыт крышей и предохранен от проникновения воды в подвальный этаж, то нельзя поручиться за возможность его восстановления в будущем сезоне. Кроме того, комиссия полагает необходимым заложить кирпичом все отверстия первого этажа в целях прекращения доступа в дом беспризорных и иметь за домом периодический надзор. Дом представляет настолько крупную ценность, что оставление его в течение такого продолжительного времени (около пяти лет) без хозяйственного внимания, комиссия считает недопустимым». Комиссия также установила, что «дом сохранился на сорок процентов от первоначального состояния до пожара», т. к. не на всех этажах сохранились перекрытия, разрушены лестницы, в стенах обнаружены трещины. Чтобы уберечь здание от дальнейшего разрушения, необходимо срочно укрепить стены, заделать трещины, перекрыть крышу, убрать весь мусор.

Однако заседание Горсовета по проекту восстановления дома № 46 по Буденновскому пр.(быв. Чирикова) состоялось только 30 апреля 1927 года. Было принято решение: с 1 мая приступить к предварительным работам, разработать вопрос об использовании здания и создать комиссию для согласования текущих вопросов в процессе разработки проекта. Надо отметить, что в те годы по любому поводу создавались бесчисленные комиссии и подкомиссии, которые, зачастую, решали одни и те же вопросы на таких же бесчисленных заседаниях. Уже 6 мая 1927 г. очередная комиссия рассматривала план размещения учреждений по этажам, а утвердила этот план только в октябре того же года. На первом этаже разместить: зал заседаний Горсовета, столовую, вестибюль и раздевальню, типографию, почту и телеграф, квартиры для служащих. На втором – Горсовет и Госплан, на третьем – ДИК (Донской Исполнительный Комитет) и организационный отдел. На четвертом – Донской ВКП(б). На пятом – ДКК (Донской Комитет Комсомола) и РКИ (Рабоче-Крестьянская Инспекция). В подвальных помещениях предполагалось разместить архив.

Списки организаций, помещавшихся в здании бывшего доходного дома 1936 и 1938 годах.

Но пока проводились заседания, у столь горячо обсуждаемого здания под влиянием атмосферных сил отошла угловая часть стены, и 29 июня 1927 года следующая комиссия обсуждала и определяла способ ее укрепления. Проект фасада, планы этажей, расчеты и смета были готовы к середине сентября. Восстановлением и реконструкцией здания занимался другой архитектор - П. Я. Любимов, возводивший в Ростове такие здания, как Окружной суд и частную гимназию, ныне это гимназия №36.

12 сентября 1927 года Донокринжу ( Донской Окружной Архитектор) были представлены проект фасада, планы всех этажей с пояснительной запиской и расчетами, а также предварительной сметой. Предварительная смета составила сумму 420 тыс. 330 руб. по ценам 1927 года. Наиболее сложной работой в выполнении представленного проекта являлось переустройство центральной лестницы, которая не имела достаточной ширины маршей и была лишена дневного света. Реконструкция лестничных клеток была сопряжена с ломкой капитальных стен и возведением железобетонных столбов. Конструктивную особенность здания составила замена деревянных междуэтажных перекрытий несгораемыми. Основная часть восстановительных работ началась только в октябре 1927 года. Такое затяжное строительство объяснялось, как правило, нехваткой средств. И только через год в ноябре 1928 года секретариатом Горсовета осмотрено здание быв. Чирикова и составлен акт его приемки. В акте зафиксированы множественные мелкие недоделки, которые предложено устранить в двухнедельный срок. Но наступил январь 1929 года, а еще оставалось переустроить вестибюль и центральную лестницу, в связи с установкой пассажирского лифта, спроектированного, согласно документам Госархива, немецким инженером Л.Л. Дитрихом. Наконец здание было сдано в эксплуатацию в апреле, а лифт обустраивался еще до середины 1929 года. Фасад был воссоздан почти в первозданном виде, однако внутри от интерьеров бывшего доходного дома не осталось практически ничего.

Вид здания в 1930-е годы

Во время войны, несмотря на частые бомбардировки центра города, судьба уберегла это прекрасное здание от полного разрушения.

Лето 1942 года

Оно снова обрело жизнь в период восстановления Ростова с 1946 - 1953год. Возможно, его восстанавливал сам Л. Ф. Эберг, т. к. он активно участвовал в возрождении разрушенного города. В отремонтированном доме разместились те же организации, что и до войны, а изображение здания как одного из знаковых для еще не полностью восстановленного города, попало на обложку книжки Правил дорожного движения, предвосхитив свое милицейское (полицейское) будущее через 40лет.

Так здание выглядело в середине 1950-х годов.

Со временем, прежние организации разъехались по другим новым зданиям, а в бывшем Чириковском доме расположились различные конторы и проектные учреждения. В разные годы там размещались: Проектно-конструктроское объединение «Югмебель», Вторцветмет, Производственно-заготовительное областное управление, Главсевкавстрой, Севкавоптторгснаб, Энергомаш, Экспериментально-конструкторское бюро научной организации труда, ВПКТИАтомкотломаш и даже магазин №68 Ленинского Райпищеторга. В 1991 году в здании находилась «Хозяйственная ассоциация «Ростовстрой», с 1992 по 2014 годы - ГУВД г. Ростова-на-Дону. Также в нем размещалось и по сей день размещается Таможенное управление.

Снимок 1992 года.

Каждый раз, останавливаясь и рассматривая детали и отделку здания, можно снова и снова любоваться его красотой и открывать для себя что-то новое в его облике. На одном из центральных балконов между колоннами, из-за которых вышел спор архитектора с заказчиком, не раз привлекал внимание загадочный барельеф: в небольшом прямоугольнике, как в темнице, заключен атлет с длинными волосами. Разгадка обнаружилась в библейской истории Самсона и Далилы. Сила израильского воина Самсона была заключена в его длинных волосах. Его враги подослали к нему женщину Далилу, обольстившую его и выведавшую его тайну. Далила отрезала волосы Самсона, пока он спал, и предала его врагам. Ему выкололи глаза и заключили в темницу. Однажды мучители привели Самсона в свой храм на глумление. Самсон спросил у отрока, ведшего его за руку, как устроен храм. Узнав, что в центре здания стоят две колонны, на которых держится все здание, он попросил подвести его к ним, чтобы прислониться. Оказавшись рядом с колоннами. Самсон уперся в них руками и сдвинул их с места. Здание обрушилось и все погибли. Так Л.Ф. Эберг выразил свое несогласие с нарушением гармонии архитектурного стиля.

В 2014 году бывшему доходному дому купца Чирикова исполняется 100 лет. Решением Ростовского Облисполкома от 16.08. 1985 года здание объявлено памятником архитектуры и состоит на государственной охране. Определенно, счастливая судьба этого дома позволила сохранить его для потомков, оно, по-прежнему, остается одним из самых красивых и неповторимых строений Ростова. И в этом, несомненно, заслуга его создателя – талантливого архитектора Леонида Федоровича Эберга.

У второго его здания на Таганрогском проспекте, наоборот, очень драматичная судьба, но это уже другая история. Я расскажу ее в следующий раз.

Stanichnik (22.09.14 15:45)

Лена, я в восторге!

Helen (22.09.14 16:38)

Спасибо!

Ankol1 (23.09.14 20:01)

"От ливня в доме быв. Чирикова..."

Звучит как "бывший" человек...

Kessler (24.09.14 07:54)

Helen

Спасибо за интересный и познавательный рассказ! После таких вот повествований по-новому открываешь для себя городскую архитектуру.

Stanichnik (24.09.14 21:19)
Helen (26.09.14 09:36)

Я рада, что понравилось, т. к. очень боялась утомить архивными документами.

Дара (07.10.14 16:46)

Статью прочитала давно но с телефона все никак не могла оставить коммент-отличный материал!!

Helen (07.10.14 18:18)

Большое спасибо, Дара!

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Анти-спам проверка