Две рекламные листовки

Когда-то, далеко-далеко в детстве в одной из книг домашней библиотеки я нашёл две вложенные рекламные листовки. Нечто подобное я видел только в музеях, по которым нас периодически водили на экскурсии. Тогда я для себя извлёк мало полезной информации и спрятал их в одну из своих детских коробочек. С тех пор прошло четыре десятилетия, и так случилось, что обнаружил я их совсем недавно. Это две идентичные по содержанию листовки, но по разному сохранившиеся. Год открытия «Отделения народно-школьных библиотек» Товарищества И.Д. Сытина - 1896, очень возможно, что и листовки этого же года, также как и упоминаемые в них герб и диплом. А собрание Фенимора Купера вышло в 1898 году. Представляю обе листовки вашему вниманию. Время безжалостно над бумагой, и сейчас одна листовка дополняет другую.



 

Личность книгоиздателя Ивана Дмитриевича Сытина в истории нашей страны стоит на особом месте. Сытин сделал книгу доступной людям, издавал школьные учебники, но впрочем, в сети о нём достаточно материалов, есть и книга Сытина И.Д. «Жизнь для книги», изданная уже сыном в советское время.


 

Конечно же, современник Сытина и наш земляк Чехов Антон Павлович был знаком с известнейшим в ту пору книготорговцем. Приведу любопытный короткий отрывок из книги «Жизнь для книги», где автор делится воспоминаниями о Чехове:

 Я познакомился c Чеховым случайно, на улице. Шел от Иверской через Красную площадь, когда ко мне подошел молодой человек в осеннем пальто, красивый, приятный, и глуховатым голосом окликнул меня.

   -- Здравствуйте, Иван Дмитриевич. Позвольте с вами познакомиться... Чехов.

   В ту пору Чехов был еще очень молодым, но уже подающим блестящие надежды писателем.

   Разговорились, познакомились, и Антон Павлович предложил мне издать томик его рассказов.

   -- Не только томик, Антон Павлович, но все, что вы прикажете, и с величайшим удовольствием...

   А. П. Чехов наезжал в Москву частенько и всегда останавливался в Большой Московской в своем излюбленном 5-м номере, который так и назывался: "чеховский". Даже в тех случаях, когда этот номер бывал занят постояльцами, прислуга, которая очень любила А. П. Чехова, устраивала так, что комната освобождалась и случайного постояльца переселяли в другую.

   Я пользовался каждым приездом Чехова в Москву и охотно и часто бывал у него.

   Я не знаю человека, который был бы равнодушен к Чехову или не любил его. Его любили писатели, женщины, священники, дети, лакеи, монахи, половые, приказчики, мелиховские мужики и бабы и даже такой угрюмый, во всем и во всех изверившийся человек, как Суворин-отец.

   Все чувствовали какое-то внутреннее излучение, исходившее от Чехова, и все были под властью его обаяния. Я не знаю, но думаю, что иностранцы за границей, с которыми он сталкивался, тоже, должно быть, любили и тоже тянулись к нему душой, потому что Чехов был очарователен даже тогда, когда он молчал. Его улыбка, его понимающие глаза и в особенности смеющиеся огоньки в этих глазах сразу разбивали вокруг него лед и сразу говорили о том, что душа у этого человека детская -- чистая, светлая, беззлобная...


 

   В дни молодости Чехов любил и "кутнуть", как он выражался.

   -- Если бы я был богат, -- говорил он как-то, -- взял бы сейчас тысячу целковых и поехал за границу кутнуть.

   -- Так за чем же дело стало. Возьмите у меня, Антон Павлович, аванс в 1000 рублей и поезжайте.

   -- Нет, мне нельзя, здоровье мое слабое, я только на людей могу радоваться да глядеть, как другие кутят.

   "Кутежи" Чехов любил, впрочем, совершенно платонически. Он ничего, кроме легкого вина, не пил, да и то в самом умеренном количестве, но в компании, где-нибудь у цыган, он бывал заразительно весел и неистощим на добродушные шутки. Помнится мне, как в маскараде, где мы как-то коротали с ним вечер в обществе Мамина-Сибиряка и Тихомирова, он шепнул цыганам, что Мамин и Тихомиров -- богатейшие сибирские купцы-золотопромышленники. Конечно, цыганки весь вечер не отходили ни от добродушного толстяка Мамина, дымившего своей вечной трубкой, ни от Тихомирова с его лысиной и дремучей бородой... Все удивлялись, глядя на эту исключительную лукавую ласковость цыганок, а больше всех сами Мамин и Тихомиров. Но Чехов, сдерживая смех, все продолжал свою мистификацию и все шептал цыганкам:

   -- Богатейшие сибиряки... первостепенные золотопромышленники...

Как успешный предприниматель Сытин, осваивая рынок книготорговли, не мог обойти стороной наш город, и вот нам фотография магазина в Ростове-на-Дону (её нашёл здесь). Фото сделано внутри магазина, но его точный адрес мне пока неизвестен, надеюсь на помощь наших экспертов.

 

 

А вот и книга Фенимора Купера "Браво" из собрания романов, анонсированных в листовке, вышла она в свет в 1898 году. Нашёл на "Мешке".

 



 

Как много поведала одна простая рекламная листовка (ну или две в комплекте). Всё ж таки для пользы в детстве я положил в коробочку старые бумажки :)

 

Stanichnik (27.12.20 08:46)

Там по ссылке у Хумуса, в комментариях написано, что магазин был на Большой Садовой 92 Б. Но подробностей пока не нашел.

А Чехов у меня стоит рядом с клавиатурой. Надеюсь, что иногда бережет меня от глупостей. 

Бывалый (27.12.20 13:05)

Думаю, что ростовский магазин Сытина при советской власти превратился в унылый магазин «Пропагандист» со старомодным интерьером и кислым запахом внутри. Фото отсюда

Stanichnik (27.12.20 17:14)

Похоже так.

Ankol1 (27.12.20 23:44)

Нумерация не совпадает. В те времена, там где был "Пропагандист" была книжная лавка и номер дома был 108. Не очень и унылое место. Там, например, Есенин бывал. 

Heach (28.12.20 09:20)

А что, Есенин унылые места обходил стороной? Не факт, что тот, кто написал в чате у Хумуса владеет достоверной информацией.

Бывалый (28.12.20 11:29)

Верю, что в есенинские времена в этом месте жизнь бурлила. Унылым Пропагандист был в позднесоветское время. Помещение похоже на то, что на фото (высокие потолки и площадь).

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.