Глафира и Глафировка.

Глафировка – небольшое село у основания одноименной косы. С ее улиц хорошо видны элеватор, дома и портовые краны Ейска на противоположном берегу лимана. Одной своей окраиной село выходит на простор Таганрогского залива, другой – на Ейский лиман.
Село отличается чистотой, ухоженностью, опрятными палисадниками, отсыпанными белым ракушечным песком, и цветами, цветами, цветами. Как мне рассказали когда-то местные жители, такие порядки и любовь к чистоте привила селянам помещица, имя которой осталось в названии села. Привила  совсем не демократическими методами. Но ее портрет висит в местном музее на самом видном месте. Много ли таких?
 Впервые я попал сюда, когда еще был жив основатель и собиратель местного краеведческого музея – Николай Иванович Новак. Помню, как ходил тогда с открытым ртом вслед за Николаем Ивановичем  по залам и коридорам бывшего флигеля барской усадьбы, приспособленной под музей, и не давал подняться в душе смутной тревоге. Николай Иванович тогда был уже пожилым человеком, и я понимал, что с его уходом  в таком глухом краю  уникальный музей может ждать лихая судьба.
Как отлегло, когда я увидел музей не чахнущим, а разрастающимся. Теперь у музея появился уютный двор, гостеприимно встречающий посетителей цветами на воротах.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Экспонаты уже не помещаются внутри дома и постепенно заполняют палисад.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

И вместе с картинами южного сельского быта  создают атмосферу праздника, уюта, достатка, покоя и благополучия. Радости от доброй работы и счастья от окружающей заботы. Всего того, чего нам остро и часто нахватает.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

На месте ветряная мельница. Точнее, ее каркас и механизм. Но хорошо, что хоть в таком виде сохранились. Мельница сработана кузнецом соседнего села Шабельского  Сысоевым Георгием Петровичем  примерно в 1934 г. 

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Вдруг подумал, что, вероятно, эта одна из последних построенных ветряных мельниц. В те годы они повсеместно закрывались, уступая место паровым вальцовкам.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Мельница теперь соседствует с пасекой.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

И рыбачьей тоней.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

А у дверей музея памятная доска его основателю.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

В музее посетителей, как и раньше,  встречает готовая к работе, неизвестно каким чудом сохранившаяся веялка. Бока которой мастер украсил затейливым узором.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Когда-то такие машины во множестве стояли повсеместно. Уцелела только в Глафировке.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

В первой комнате музея собраны орудия труда, инструмент и многое другое, чем пользовались сельские труженики.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Всегда долго стою у этого «шиномонтажного стенда» и стараюсь представить, каким умением и терпением нужно было обладать, чтобы на таком станке собрать колесо. Да так собрать, чтобы оно не развалилось на ухабах  под тяжело нагруженной телегой и чтобы по большаку промчать с ветерком и не стуча зубами.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Здравствуй, товарищ красный фонарь. Однажды, когда я был совсем пацаном, осколок твоего красного стекла попал мне в глаз. С тех пор инвалид – вижу мир только через видоискатель.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Это наследие Николая Ивановича Новака. Зверинец местной фауны. Летающей, бегающей, плавающей.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Познавательно и интересно. Наш южный край свои природные богатства на показ не выставляет. Чтобы увидеть некоторых местных жителей, должно крупно повезти. 

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Здесь в Глафировке – редкая возможность их увидеть, пусть и чучела.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Мимо этой неказистой треноги  многие проходят, не повернув головы. Зря. Это токарный станок. Простейший, но в патриархальном быту  крайне необходимый. Умелец мог  на таком станке сделать легкий, прочный и удобный сервиз на 12 персон.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

До 1929 г станок принадлежал священнику Александру Тимофеевичу Попову. Что с ним случилось в 1929-м  и при каких обстоятельствах станок попал в другие руки, история умалчивает. В этом музее за многими вещами кроются трагедии. Но вещи ни о чем не расскажут. По крайней мере, не всем.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Очередной коридор и очередная сокровищница.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Сверлильные станки с ручным приводом – одна из моих многочисленных слабостей в мире старых вещей. Я могу час простоять у такого, высчитывая, какие у него зубья: модульные, эвольвентные  или еще кустарные?

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Эти тысячи предметов были чьей-то мечтой, чьим-то уютом, чьим-то подарком, чьей-то памятью, чьей-то жизнью.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

И эти. Их везли издалека, из соседнего города, обернув одеялом.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Все это «обчество» ежедневно нас кормило, поило, светило нам, развлекало нас и чинило все, что мы сломаем, вгоняло в слезу или пускало в пляс и  снова  кормило и поило.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Лично я только в этом музее понял, чего мне не хватало, без чего вся моя прошлая жизнь была пуста и бессмысленна. Засмачка! Обязательно заведу себе такую.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Таких стиральных досок  в музеях нашего огромного края  одна или две. Здесь коллекция. Женщины, напрягите воображение и представьте, как обстирать большую семью без всяких машинок, а только с такой доской.
А потом в маслобойке надо сбить масло и налепить кизяков с помощью такого станка.
Я долго стоял в этом углу.
Если вы обратили внимание на корыто, то поняли, что капусту для засолки в  эих краях рубили, а не резали, как в казачьих станицах. 

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Зимняя подарочная удочка. 1966 г. Вы сидели когда-нибудь на косе над лункой на ледяном ветру? Каждый предмет может рассказать об очень многом. Если вы его разговорите.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Фронтовые зажигалки. Чудо.

Краеведческий музей в селе Глафировка

 
Пластинки так хранить было нельзя. Их надо было хранить вертикально, на специальных полках. Но большинство хранило именно так. А когда хотели отыскать нужную – пластинки устилали весь дом.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Иногда забытое слово вызывает фейерверк воспоминаний.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Кто хранил эти нетронутые отрывные календари? Или у собирателей музея есть машина времени? Когда-то  такие висели в каждой кухне, и день начинался не с открытия смартфона, а с чтения очередного листка.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Уют.

Краеведческий музей в селе Глафировка

 
Прялки. Некоторые в таком состоянии, что немного приложить руки и можно прясть. Да некому.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Весы.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Сергей Николаевич, нынешний хранитель и собиратель музея, в компании помещицы Глафиры Васильевны. Спасибо вам.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Помещица

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Смогли бы сами обувь шить, вдруг что на планете случится? Смотрите, как кустарные колодки устроены. Мало ли чего ( типун мне на язык)

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Провожают вас на выходе из музея  парень, вернувшийся со службы, дождавшаяся его невеста и их первая мебель – самодельная горка с посудой, собранной по штучке со всей родни.

Краеведческий музей в селе Глафировка
 

Гость (27.06.19 08:54)

Очень интересно, был у нас такой телевизор на хуторе. Видно было очень плохо, так бабушка "Спрута" слушала. Надеюсь, что на палатях лежит, не выкинули.
А какой у музея статус, кто расходы по содержанию финансирует? Судя по табличке "Общественный" администрация просто выделила помещение и оплачивает электричество, а кто собственник коллекции?

Андрей Stanichnik (27.06.19 12:01)

Не задавался таким вопросом. Считал, что собственник - администрация сельского поселения.

Гость (27.06.19 15:12)

Как-то присутствовал при распродаже "общественного" музея в одном из районов Р.О. Как оказалось предметы на балансе администрации не стояли, музея вообще юридически не существовало, поэтому когда помещение пришло в аварийное состояние, директор на общественных началах стала все распродавать. Когда я сказал, что покупать не буду, ответила забирай все даром, хранить негде и некому. Такие музеи являются "солью" земли, хранителями памяти и идентичности людей. Вопрос чисто практический, как им помочь сохранить все и дать развитие, прежде всего поддержать экономически людей, кто ими занимается (как правило безвозмездно). Естественно у администраций денег нет, даже если есть, то направить их на поддержку именно такого музея, это очень сложный бюрократический процесс. Лично из интереса писал в администрацию ответ: поможем тем, что мешать не будем. Есть выход - прямое финансирование проектов через гранты: "Президентский", фонда Потанина, фонда Тимченко (у этого фонда есть даже целевое направление "Культурная мозаика малых городов и сел"), фонда Прохорова. Но нужна команда на месте, кто будет обосновывать свой "полет мысли" и давать четкую программу, и нужно НКО, так как финансирование могут дать только юрлицу на счет в банке. Шансы получить финансовую поддержку таким музеям из глубинки очень большие, но повторюсь нужна заинтересованность людей на месте, программа развития. Все вышеизложенное к вопросу о том, может ли музей стать драйвером социально-экономического развития территории и что для этого необходимо, есть такая актуальная проблематика, обсуждается грамотными людьми)) Но это в теории, а на практике вот вам Глафировка - пожалуйста.

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Анти-спам проверка