Саркел был не там, где мы думаем.

В заглавии нужно бы поставить три вопросительных знака. Но делать это или нет, пусть каждый решит сам.

Взял в руки серенькую брошюрку довоенного издания с волнующим названием.

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

В ней кроме интересных сведений о столице хазарского каганата

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

и ранее неизвестных мне схем его расположения, 

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

нашел упоминание о том, что Александр Сергеевич Грибоедов  полагал местом расположения хазарской столицы совсем иное место, чем принято считать сейчас.

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Сначала удивился.  Увлечение Грибоедова историей известно. Но нигде не слышал и не читал о его глубоких познаниях в области истории хазарского каганата. А с другой стороны, Александр Сергеевич, несмотря на чудачества молодости, вошел в историю как человек, ответственно относившийся к своим словам и делам. И вдруг такое, на первый взгляд, беспочвенное заявление. 

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Задался вопросом: что и от кого мог узнать Грибоедов о расположении Саркела, чего не знают современные исследователи?
Прежде всего стал искать ответ на вопрос: кто из наших соотечественников, живших до Грибоедова, мог точно знать расположение легендарной столицы.
( Эта картина, на которой изображен Саркел, висит в областном музее краеведения)

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Первым вспомнил князя Святослава Игоревича, который в 965 году разорил хазарский каганат, взял Саркел, и на его месте основал славянскую колонию «Белая вежа». Но он путевых записок не оставил.

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Вторым вспомнил митрополита Пимена, который в 1389 г. путешествовал по Дону в Царьград. Вот на это путешествие стоит посмотреть внимательно. Дело в том, что на наше счастье в свите Пимена  находился Игнатий Смольнянин, (Смолянин по другим источникам). Инок, паломник, книгописец, по приказу Пимена описывавший все путешествие.

Читать его записки – удовольствие безмерное. 

«Нельзя вообразить ничего унылее сего путешествия. Везде голыя, необозримый пустыни: нет ни селения, ни людей: одни дикие звери, козы, лоси, медведи, волки, выдры, бобры, смотрят с берега на странников, как на редкое явление в сей стране: лебеди, орлы, гуси и журавли непрестанно парили над нами. Там существовали некогда города знаменитые: ныне едва приметны следы их...
... Оставив за собою реки Червленный Яр, Битюг и Хопер, в пятое воскресение после Светлаго миновали мы устье Медведицы и других рек, а во вторник Серклию (Саркел), город древний, а ныне только развалины. Тут в первый раз на обеих сторонах Дона показались татары Сарыхозина улуса и безчисленное множество их скота: овец, коз, волов, верблюдов, коней. Мысль, что мы уже вступили в землю сих варваров, приводила нас в трепет: но они не сделали никому обиды, а только спрашивали везде, куда едем, и давали нам молока. Таким образом проплыв еще мимо улуса Булатова Акбугина, мы накануне Вознесения достигли Азова, города фряжскаго и немецкаго: а в неделю святых Отцов перегрузились в корабль в устье Дона".

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Игнатий точно знал, где Саркел. Но  его записки сначала были отредактированы другими авторами в двух различных вариантах, а потом с этих редактированных текстов делались многочисленные списки, которых известно не менее 24-х. В приведенном выше отрывке написано, что путешественники в воскресенье миновали Медведицу, а во вторник достигли Саркела. В других вариантах описания  эта хронология другая.
Мы уже никогда не узнаем, кто и зачем правил и переделывал «Хождение Игнатия Смольнянина в Царьград», но понятно, что искать Саркел по этим документам трудно. А оригинал «канул во тьме веков»
Начал искать сведения об  Игнатии и обнаружил, что монашеский постриг он принял в Смоленском монастыре Спаса на Смядыне. Который был построен еще в домонгольские времена на месте убийства в 1015 г. князя Глеба.

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Очень вероятно, что там  в своей духовной колыбели он хранил путевые записки о путешествии в Царьград, или по крайней мере делал с них списки. 
И тут сердце забилось. Дело в том, что предки Грибоедова  появились в нашем государстве в смутное время. Но уже в 1614 г. получили  от нового царя Михаила Романова  земли в пограничном с Речью Посполитой Вяземском воеводстве. От их имения в селе Хмелиты до монастыря Спаса на Смядыне  по прямой  меньше ста верст.
Во время Смоленской войны 1632 – 1634 годов  монастырь был взорван и более уже никогда не восстанавливался. Но к этому времени Грибоедовы уже плотно обосновались в этих краях и вполне могло быть, что в их руки попало что-то из монастырских архивов.

Так, например, известно, что в семье Грибоедовых хранилась древняя икона Смоленской Божией Матери, и в церковь она попала только после смерти последнего в роду.
Все поколения Грибоедовых были людьми общительными, их имение было своеобразным культурным центром в округе. Сохранилось описание библиотеки Грибоедовых.

«в библиотеке Хмелит стояли древнегреческие и латинские авторы (большей частью в переводах на французский); великие французские классицисты — Корнель, Расин, Мольер, Лафонтен, Ларошфуко; не великие, но приятные гривуазные авторы французского Регентства — Кребийон-сын, Мариво. Были и недавно изданные сатирические и весьма фривольные на первый взгляд сочинения Вольтера, Дидро, англичан Филдинга и Ричардсона (тоже в переводах на французский)».

«Еще Хмелиты славились на всю Смоленскую губернию замечательным крепостным театром. Владелец вкладывал в него все силы, вкус и средства. Крепостные актеры по-французски не говорили и ставили, как правило, балеты или оперы, разученные со слуха по-итальянски или даже по-русски, а иногда драмы на родном языке. Трагедии писали тот же Сумароков, Майков, Херасков, Княжнин; последние двое писали и комедии, и комические оперы, и музыкальные мелодрамы. Все это было подражательно и не вполне хорошо, но зрители оставались довольны.»

Юный Александр Грибоедов  проводил в Хмелитах каждое лето, в гостях у своего дяди. И невозможно представить, что в Хмелиты не попало   что-нибудь из архивов Спасского монастыря, и до этих изданий не добрался пытливый и живой молодой человек. Будущий писатель и дипломат.

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Надо помнить, Александр Сергеевич бывал и в наших краях. О чем память – мемориальная доска на здании бывшей почтовой станции в Новочеркасске.

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

Не исключено, что в добавок к сведениям из записок Игнатия Смолянина, он почерпнул что-то из местных источников. А бывал он у нас на Дону не один раз.

Грибоедов, Игнатий Смолянин и история Хазарского каганата
 

 

Главные источники: Е Цимбаева "Грибоедов", Хрестоматия по истории Дона и Приазовья. Росиздат 1941г. Б.В. Лунин "Саркел" 1939 г.

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Анти-спам проверка