Им не дали увидеть море

Малоизвестно, что осенью 42-го, Вермахт захватив Главный кавказский хребет, пытался прорваться к морю, к Туапсе, Адлеру, Сухуми.
Те, кто не дал им этого сделать, до сих пор лежат на перевалах.

Рассказывает Лусеген Хейгетов. фото Мирзонова Александра и Ивана Анохина

Санчарский перевал 2017


Предисловие вместе с предысторией

8 марта 2017. Район поселка Саук-Дере. Краснодарский край.

Мы сидели у костра на нашем ежегодном неформальном саммите поисковиков, в горах недалеко от поселка Саук-Дере. Сергей с воодушевлением рассказывал о своем походе в горы Абхазии, о том, с какими замечательными людьми ему довелось там познакомиться, и о том, сколько там нашему брату работы. С того самого дня мне очень хотелось, чтобы состоялась новая экспедиция, в которой мне удалось бы поучаствовать. Сергей и Александр Романович – поисковик из Анапы – стали поисковиками-первопроходцами района Санчарского перевала и решали теперь организационные вопросы. То есть проделывали ту часть работы, которая обычно за кадром, но дается с не меньшим трудом, чем работа «в поле». А уж нервов и подавно стоит куда больше. Из общения с Сергеем я приблизительно знал, что в процессе организации возникло множество трудностей. В том числе и касательно поиска общего языка с абхазской стороной. Но, к счастью, в итоге все срослось, и примерно за полтора месяца Сергей сообщил, что можно собираться. Ниже приведен рассказ, который стал отражением моих собственных впечатлений от экспедиции, и всего того, чего мне хотелось бы запомнить. Нашим организаторам впечатлений – хороших и не очень – досталось гораздо больше. И наверняка мой рассказ покажется им несколько приукрашенным, идеализированным. Да простят меня мои друзья, взявшие на себя столь трудное бремя решения проблем! Меня это мало коснулось, да и то, что коснулось, быстро растворилось в прекрасной атмосфере места и осознании нужности нашего дела.

Ещё раз повторюсь: мой рассказ – это мои впечатления. Не будьте строги, друзья.

Историческая часть весьма сжата и носит сопроводительный характер. Приведена она лишь для более полного понимания места проведения экспедиции. Литературы о боях в горах Абхазии пока не много. Мною были использованы следующие источники:

- Николай Медвенский «Боевые действия на перевалах Абхазии в ходе битвы за Кавказ 1942-1943 гг.»
 
- В. Гнеушев, А.Попутько «Тайна Марухского ледника»

- Боевые донесения и Журнал боевых действий 46-й армии

  ******** 

Часть первая

Перевал
16 июля 2017 года. 5:00. Аэропорт Бабушара.

Полные сил и энергии, мы стояли у вертолета Ми-8 МТ ВВС Республики Абхазия.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале


Сергей прицеливался своей зеркалкой в горизонт, туда, где медленно проявлялись горы, выглядевшие в утренней дымке, словно китайские картины на мокром шелке. 

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале


Предводитель нашего маленького отряда поисковиков – большой ценитель поэзии в кадре. С Сергеем я готов хоть в огонь, хоть в воду, хоть, как сейчас – в снега гор. Пусть мы знакомы относительно недавно, но уже достаточно хорошо, чтобы быть уверенными друг в друге… Иван – тоже редкостный человек! Острый ум, отличное чувство юмора, настоящий – без капли преувеличения – гигант поискового дела. Познакомились пару лет назад, и с тех пор Иван – мой хороший товарищ, с которым я чертовски рад стоять в этот миг у вертолета… С Алексеем мы знакомы всего второй день, однако, как выяснилось, заочно я знаю этого человека еще с 14-ого года, и с того же года мне очень хотелось крепко пожать ему руку за его поступки и мировоззрение. Алексей – настоящий мужчина с большим сердцем… С годами, я стал критичен к людям, но эти парни свои, без каких-либо натяжек, и в компании нашей – вся сила мужского товарищества и поискового братства.
Светало. Редкие кучевые облака на горизонте практически не нарушали проступающую сквозь серый рассвет голубизну неба. 

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Авиаторы неспешно возились у поднятых капотов видавшей виды машины. Экспедиция, довольно долго занимавшая умы всех участников, вот-вот должна была перейти в активную фазу. Наши коллеги, поисковики из Анапы – Александр и Андрей, за пару дней до нас уже поднялись на перевал, присмотрели подходящее место для посадки и лагеря и теперь ждали нашего прибытия. Полеты в горах сильно зависят от погоды, и был риск, что все может затянуться и стоить нам бесценных дней, выделенных на экспедицию. Но погода, к счастью, не подвела! И вот наконец все в сборе. Быстро загружаем вещи и в 5:30 поднимаемся над Абхазией! Полет необычайно живописен, но, поскольку страна Апсны совсем маленькая, длится недолго. Ровно через 23 минуты мы приземляемся на летном поле поселка Псху. Чтобы преодолеть высоту перевала, вертолету надо выгрузить практически всех пассажиров, забросить снаряжение, и  уж затем вернуться за ними налегке.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Село Псху – насыщенное историей место, русский анклав в горах Абхазии. Интересное место! И удивительно красиво… Горы стоят стеной, поэтому уже не так душно, как на побережье. 
Пользуясь паузой, ближе знакомимся с коллегами по экспедиции. Мзия Бейа представилась нашим поваром, и только позже мы узнаем, что Мзия Чичиковна – Герой Абхазии. Причем столь высокое звание она заслужила не в штабах, а непосредственно на поле боя. В настоящее время Мзия Чичиковна – директор Музея Боевой Славы. Среди других участников экспедиции: наш врач Алхас Джинджолия, судмедэксперт Геннадий Бобуа, археолог Шандор Кайтан и такая хрупкая на фоне гор Татьяна Шведчикова – антрополог, кандидат исторических наук. Успеваем на скорую руку познакомиться и уже через 15 минут слышим, как возвращается, чтобы забрать нас, вертолет. 
На перевале мы должны будем встретиться с остальными участниками экспедиции. Это наши коллеги из Анапы, пограничники Андрей, Аслан и командир заставы майор Олег Минченко, спасатель МЧС Гелий Какубава, а также руководители экспедиции – Николай Медвенский и Тенгиз Тарба.

Через десять минут полета, в 6:24, мы, наконец, видим их и то место, о котором было столько прочитано перед экспедицией.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Коллеги, живописно перемещаясь по поляне, уже начали обустраивать лагерь. Мягко приземляемся. Высота 2280  метров. Ровная площадка, изобилующая цветами, рядом озеро с кристально чистой водой, в которой отражаются небо, горы и наши довольные лица. Красота!.. Как вновь прибывшие, мы быстро включаемся в работу по обустройству лагеря – ставим базовую палатку, поближе к воде – свои палатки, а заодно одним глазком уже поглядываем на хребет, на перевал… Санчарский перевал…

 

 

23 августа 1942 года. Санчарский перевал.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
Первая рота первого стрелкового батальона 808-го стрелкового полка третий день занимала оборону на перевале. С северного склона шли на юг многочисленные беженцы из Карачаево-Черкесии и раздробленные, потерявшие управление части Красной армии. 23 августа через перевал перешли 25-й пограничный полк НКВД (командир – полковник Архипов, комиссар – А. Курбатов) и 2-й сводный стрелковый полк (Ройзман, Леонов), сформированный из отдельных разрозненных групп красноармейцев и командиров. В ходе отступления оба полка понесли значительные потери и теперь насчитывали менее половины штата. 25 полк – 600 человек, 2-й сводный – около 400.

Несмотря на очевидную малочисленность оборонявших важнейший перевал, командиры полков, имевшие в своем распоряжении вполне приличные силы, приняли решение продолжать путь. На перевале осталась лишь весьма жидкая цепь первой стрелковой роты 808-го полка.

За день до этого командир немецкого 49-го горного корпуса генерал Р. Конрад поставил перед 4-й горно-егерской дивизией новую задачу: занять посредством частей 13-го горного полка долины рек Малая Лаба и Уруштен, овладеть перевалами Псеашхо, Аишха и создать условия для дальнейшего наступления на Адлер.

В это же время сформированная на основе 91-го горного полка боевая группа полковника В. Штернера подошла к перевалам Адзапш (2497), Санчаро (2589) и Алллаштраху (2723).

 

 

16 июля 2017 года. 8:00. Базовый лагерь. Высота 2280 метров. В километре от перевала Санчаро.

Развернули лагерь. Рвемся в бой. Место, на котором предполагается проводить поиск бойцов, было обнаружено в прошлом году Сергеем и нашими анапскими коллегами. На одном из уступов под перевалом они обнаружили санитарное захоронение и четырех бойцов отдельно, видели множество разрозненных костей и весь год «болели» идеей большой экспедиции. Один из найденных тогда бойцов имел при себе медальон, и удалось не только узнать его имя, но также найти родственников. Именным бойцом оказался красноармеец Александр Николаевич Ионов, 1909 года рождения, уроженец Саратова, служивший в 66-м сп 61-й сд.  Боец ждет нас наверху, в устроенной год назад времянке. Скоро мы спустим тебя, Александр Николаевич, и твоим родным будет куда приехать, чтобы поклониться тебе.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Руководители экспедиции – Николай Медвенский и Тенгиз Тарба, проводят небольшую планерку. Оба они – замечательные, исключительные личности. Николай – вдохновитель, организатор и пробивная сила экспедиции. Потомок гордых шляхтичей, сосланных на Кавказ после первого восстания в Польше, и большой специалист по боям в этих краях. Именно его книга по-настоящему открыла для меня военную историю Абхазских перевалов. Работает Николай заместителем директора Музея Военной Славы. Интересный человек и кажется, будто мы с ним сто лет как знакомы.

Светящийся обаянием и обладающий необычайно острым умом Тенгиз является автором и руководителем проекта «Горная Абхазия». Человечище с большой буквы!

Что ж, высадка и развертывание эпохальной (мнение автора )экспедиции состоялось. И ни одни миг события не ускользнул от объектива нашего кинорежиссера Сергея Язвинского! С первого и до последнего дня, Сергей успевал снять самые важные моменты. Трудно ему было, пришлось даже бросить курить, а к концу экспедиции начать начать снова, в силу морального напряжения:)  Но, фильм должен потянуть на оскара! А если и не на оскара, то у них, у киношников, премий разных вагон и я уверен, фильм не останется без почетных наград:)

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Наконец начинаем подъём. Большой, растянутой цепью идем вверх. 

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Похоже, в лагере осталась только Мзия. У неё другой фронт задач – ужин для всех героев. Штурмуем крутой подъем каменной осыпи. По предложению Сергея в первый день нас ждут общая разведка и работа на нижней части участка, где могут находиться бойцы. В 9:23 я вижу первую гильзу иранского маузера, которым были вооружены наши части, штурмовавшие перевал в октябре 42-го. Рядом выложенная из камней стрелковая ячейка. Высота первой из обнаруженных ячеек 2428 метров. Мда, высоко… Высокогорный фронт…

 


23 августа 42-го. Закавказский фронт.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
Санчарское направление оборонялось частями 46-й армии Закавказского фронта. Для прикрытия направления в середине августа был создан сводный отряд «Псху» в составе 1-го сб 808-го сп 394-й сд (командир батальона – капитан Бакрадзе) и оперативной группы, состоящей из бойцов истребительных отрядов г. Сухуми и Сухумского района (командир – старший оперуполномоченный Сухумского райотдела НКВД П. Абрамов). Отряду поручалось оборонять участок Главного Кавказского хребта от перевала Цегеркер до перевала Аджра. 

Цегеркер оборонял 1-й стрелковый взвод 1-й роты 2-го стрелкового батальона 808-го полка – 60 человек при 53 винтовка, двух ручных и одном станковом пулемете.

Перевал Чамашха – 125 человек 2 роты 1-го сб 808-го полка, имевшие на вооружении 30 винтовок, 4 ручных пулемета, 4 автомата.

Перевал Доу оборонял 1-й сб 808-го сп (без одного взвода), насчитывавший 410 человек.

Защитники Доу имели на вооружении 250 винтовок, 14 ручных и 3 станковых пулемета, 4 миномета, 8 автоматов, 2 ПТР.

Перевалы Адзапш, Аллаштраху и Гудаутский не оборонялись.

23 августа, в тот же день, когда через перевал Санчаро проходили бойцы 25-го пограничного и 2-го сводного стрелкового полков, немецкий 2-й горный батальон 13-го горного полка занял не обороняемый перевал Адзапш. Егеря 4-й горно-егерской дивизии, оседлав хребет, вступили на территорию Абхазии…

25 августа 3-й горный батальон 91-го горного полка занял перевалы Аллаштраху и сбил наших бойцов с перевала Санчаро. Затем командир батальона повернул главные силы на запад, на соединение с батальоном 13-го полка для совместного продвижения по долине реки Бзыбь. Важнейшие перевалы Кавказа оказались в руках немцев.

 

 

16 июля 2017 года. Санчарский перевал. Нижняя осыпь.

Много выложенных из камней ячеек. Начинаем понимать картину боя. Вот тут были наши, стреляли вон туда (к удобным высотным позициям немцев мы еще поднимемся и обнаружим там целые россыпи гильз). Много осколков немецких мин калибра 50 и 81  мм. Несмотря на труднодоступность местности и растянутость коммуникаций, боеприпасами немцы, видимо, были обеспечены весьма хорошо. Часто на глаза попадаются остатки лендлизовских ботинок. Много фрагментов человеческих останков…

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Много, действительно много. Кругом гильзы иранского маузера, осколки, ботинки и белеющие человеческие кости. Стрелковые ячейки выложены камнем, грунта почти нет. Весь поиск сводится к разборке каменной осыпи внутри и вокруг ячейки и поиску останков. Крупных костей почти нет. Работаем. Татьяна и Шандор регистрируют каждую находку и вырисовывают картину работ. Время от времени над нами жужжит коптер, за рычагами которого Тенгиз. Татьяна корректирует полет по рации, так, чтобы в поле зрения машины попали все точки с найденными бойцами… Организация на уровне!

 

 

25 августа 1942 года. Закавказский фронт.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
Командование 46-й армии принимает решение о формировании группы войск Санчарского направления под командованием заместителя командующего 46-й армии, полковника НКВД Ивана Ивановича Пияшева. Группе войск была поставлена задача остановить и отбросить группу Штеттнера к Главному Кавказскому хребту.

В состав группы вошли:

Сухумский отряд – Сухумское военно-пехотное училище (400 человек) и 25-й пограничный полк, который Пияшев развернул в районе перевала Доу. Начальником отряда был назначен майор П. Шалимов.

Гудаутский отряд – 4-й стрелковый батальон 155-й отдельной стрелковой бригады, усиленный 107 мм минометами и взводом автоматчиков. Начальником отряда был назначен старший лейтенант Шестак.

Гагрский отряд – 2-й и 4-й стрелковые батальоны Тбилисского военно-пехотного училища в количестве 300 человек под командованием майора И.Тесленко.

Отрядам была поставлена следующая задача: 

Сухумский отряд – выйти к с. Псху через перевал Доу и нанести удар по противнику.

Гудаутский отряд – следовать из с. Аацы в урочище Гунурхва, через Гудаутский первал выйти к с.Псху, затем к перевалу Санчаро для нанесения удара по противнику.

Гагрский отряд – следовать на автомобилях из города Гагры в район озера Рица, затем в пешем порядке через перевал Анчхо выйти к перевалу Адзапш и совместно с частями Сухумского и Гудаутского отрядов сбить противника с перевала Санчаро.

Тем временем, после получения известий о прорыве немцев через перевалы Адзапш, Санчаро и Аллаштраху, в с. Псху началась активная подготовка к обороне. 25 августа в село прибыла сводная группа, сформированная из бойцов истребительных батальонов г. Сухуми и Сухумского района. В селе был создан Псхинский стрелковый взвод численностью 50 человек, командование над которым принял председатель колхоза А.Шишин.

 

 

16 июля 2017 года. Санчарский перевал. Нижняя осыпь.

Красиво в горах... Нижняя осыпь находится на высоте 2550 метров. 

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Цветы, зелень, кусты рододендрона и на весь горизонт – панорамная картина из позднего Рериха. Так же, как и в августе 42-го. Умирать здесь как-то особенно не хочется. Хочется парить над горами, а не строить стрелковые ячейки и идти на немецкие пулеметы, в ярости не замечая, как хороша вокруг природа. Под нами базовый лагерь со ставшими крошечными палатками и озеро, в котором отражается небо. Кругом россыпи ярко-голубых соцветий горечавки. Той самой «Enzian», ставшая эмблемой 4-й горной дивизии немцев. Им, наверное, тоже нравилась природа. Наша природа, наши горы...

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале


Наполненный впечатлениями, первый день экспедиции незаметно подходил к концу. Наметив план действий на завтра и собрав все аккуратно пронумерованные Татьяной пакеты с останками, начинаем спуск. Спускаться намного легче, особенно когда в аромат цветов постепенно вплетается аромат вкусного ужина от Героя Абхазии. 

 

 

26 августа 1942 года. Псху.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале

В ночь на 26 августа 50 бойцов взвода самообороны села Псху под командованием председателя колхоза Шишина выступили навстречу врагу и заняли оборону в хуторе Санчаро, в районе слияния рек Ахей и Баул (около шести километров от северной окраины села Псху).

26 августа передовые части группы Штеттнера разбили защитников и захватили хутор Санчаро в 6.5 километрах от Псху.

Советское командование приказало отходить к хутору Ришевье, находящемуся в 7.5 километрах южнее. Немецкие горные егеря захватили первый населенный пункт на территории Абхазии. 

 

 

17 июля 2017 года. Верхняя полка под хребтом. 2595 метров над уровнем моря.

Погода радует. Решено эксгумировать санитарное захоронение, найденное и отработанное во время похода годичной давности. 

После работы на прошлогодней времянке мы прошлись по уступу вдоль главного хребта. Там много разного настрела, и становится понятно, с какого направления наши пытались выбить немцев с перевала. Много немецкого настрела также и на командных высотах, прикрывающих перевал. После обеда продолжаем поиски и в небольшом понижении, показавшимся подозрительным еще вчера, находим трех новых бойцов, абсолютно без личных вещей. Ближе к концу дня у одного из бойцов найденного в стрелковой ячейке на осыпи, находим обломок ложки. В такой момент замирает ветер, и прекращают петь птицы. Несколько томительных и напряженных секунд тишины, когда воздух буквально пронизан молчаливым вопросом – есть ли имя? Трем аккуратно алюминий – есть! 

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Несколько нацарапанных букв, но пока не понятно, что они могут значить… Надо поработать, но это потом, дома. Возвращаемся уже практически в темноте. Спускаем с собой останки солдат… Для Татьяны будет много работы.

 

 

27 августа 1942 года. Псху.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
Утром 27 августа 2-й горный батальон 13-го горного полка немцев занял село Псху. Первое занятое село Абхазии горные стрелки Штеттнера переименовали в «Айнедсбах» – «Глухомань у ручья».

Позже к Псху подошел 3-й батальон 91-го полка. Командир боевой группы решил занять оборону и подтянуть продовольствие и боеприпасы для продолжения дальнейшего наступления. Село с небольшим аэродромом на окраине весьма удобно в качестве промежуточной базы между главным хребтом и конечной целью наступления – побережьем. Разведка немцев докладывала, что впереди нет больших сил противника, то же самое подтверждали пленные. Сориентировавшись в сложившейся ситуации, полковник Штеттнер решил незамедлительно продолжить атаку и овладеть перевалами Ачавчар, Доу и Гудаутским.

Около 12 часов того же дня второй батальон 13-го полка направился по долине реки Бзыбь на юго-восток с целью захватить расположенный в 8 километрах мост. В районе 15:00 немцы наткнулись на бойцов истребительных отрядов города Сухуми и района, а также на красноармейцев 808-го полка, занявших оборону у хутора Ришевье. Первую атаку немцев удалось отразить, но вскоре подошедший к месту боя 3-й батальон 91-го полка вынудил наши войска к отступлению. Командование сводного отряда приняло решение отходить к перевалу Доу и закрепиться там до подхода подкреплений из Сухуми. Перевал Доу был последней естественной преградой на пути к побережью.

 

 

18 июля 2017 года. Санчарский перевал.

Третий день экспедиции. После вкусного завтрака поднимаемся на хребет. Решено систематически отработать все отдельные точки с фрагментами костей. Наверху расходимся, начинаем работать. Приходится порядком побегать вверх-вниз – точки разбросаны по склону. За полтора дня работы в ячейках попадались только куски ботинок, несколько пуговиц, да буквально пара рваных подсумков!

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Яркой искоркой, вызвав всплеск адреналина, стала та самая ложка, но на этом и все… В районе полудня стали разбирать завал камней в одной из ячеек. Попадались фрагменты костей, и, как всегда, практически никакой сопутки. Но в 12:05 мое сердце сжалось, и даже вырвался какой-то непонятный возглас – Есть, медальон! Отлично сохранившийся в этих камнях, внешне целый… но, похоже, не до конца прикручена крышка.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Открываем, а внутри – то ли следы бумаги, то ли ее вообще там не было. Жаль… До вечера отрабатываем еще несколько бойцов. Одного из них нашел Шандор. Классический верховой боец, чьи останки лежали среди камней и травы... Спускаемся в лагерь уже под закатными лучами и видим, как много работы еще предстоит нам впереди. Решаем, что завтра надо выдвинуться пораньше – в шесть.

 

28 августа 1942 года. Село Псху – перевал Доу.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
Утром 28 августа 3-й батальон 91-го полка переправился через реку Бзыбь и разделился на две части. 13-я рота под прикрытием огня заняла плацдарм на правом берегу реки Бзыбь и обеспечила условия для продвижения 2-го батальона 13-го полка в направлении превалов Доу и Ачавчар. Главные силы 3-го батальона 91-го полка устремились к Гудаутскому хребту.

Около 9:30 передовое охранение немцев повстречало пастуха, сообщившего о приближении со стороны южных склонов перевалов группы советских солдат численностью до батальона. Командир 3-го батальона 91-го полка майор Гроттер немедленно направил наверх взвод из 30 горных стрелков. В 10:00 им удалось выйти на вершину перевала и успеть занять их первыми. Вскоре за ними подошли и основные силы. Немецкие разведывательные дозоры стали спускаться в направлении сел Ачандара и Аацы. Сложилась критическая ситуация – передовые немецкие части оказались буквально в двух шагах от побережья.

В это время из села Ачандара к Гудаутскому перевалу двигался истребительный батальон Гудаутского района в количестве 120 человек. В районе урочища Гунурхва он соединился с 4-м батальоном 155-й отдельной стрелковой бригады, следовавшим из села Аацы. Около 14:00 оба отряда попали в засаду, устроенную спустившимся с Гудаутского перевала немецким разведывательным отрядом. В завязавшемся бою отряд понес большие потери и остановился. В сложившейся критической ситуации командование 46-й армии предприняло меры для уничтожения противника в районе перевала Доу и прикрытия многочисленных троп, ведущих к побережью. Так 307-му сп 61-й сд (командир – полковник С. Кузнецов) было приказано выдвинуться из с. Аацы в район урочища Абгалара и совместно с 4-м сб 155-й осбр уничтожить противника. 

Тем временем со стороны озера Рица в направлении села Псху двигался личный состав 2-го и 4-го сб 1-го ТВПУ. Прибыв на 23-х автомобилях к озеру, курсанты в пешем порядке отправились по направлению к Псху. В 19:00 28 августа отряд вступил в бой на окраине села, но после непродолжительного столкновения отошел на перевал Анчхо, где организовал оборону.

В этот же день, 28 августа, наделенный чрезвычайными полномочиями полковник Пияшев в сопровождении штаба и охраны выехал из г. Сухуми в район перевала Доу. В это же время немцы, не выпуская из рук инициативу и не теряя времени, уже просачивались разведывательными отрядами на южные скаты Бзыпского хребта. Во второй половине дня небольшой отряд Пияшева встретил отступавшие с перевала Доу 25-й пограничный полк НКВД и 2-й сводный сп. Ознакомив командиров обоих подразделений со своими полномочиями, Иван Пияшев сообщил об их переходе в оперативное подчинение группы войск Санчарского направления. Под угрозой применения высшей меры наказания за неподчинение приказам командующего направлением, он потребовал от полковника В. Архипова и капитана В. Ройзмана немедленно вернуть оба полка на линию фронта, отправив в г. Сухуми лишь больных и раненых. К исходу дня подразделения, перешедшие в подчинение к Пияшеву, заняли перевал Доу, а авангард стал укрепляться на левом берегу р. Бзыпь. Те самые бойцы, которые 23 августа прошли Санчарским перевалом, где они могли задержать немцев на гораздо более выгодном рубеже, железной волей Пияшева были остановлены и стали занимать оборону. 

 

 

19 июля 2017 года. Санчарский перевал. 5:00. Базовый лагерь.

Позавтракали на скорую руку. Надо спешить, так как работы очень много. Погода, к счастью, благоприятствует. Да, дни экспедиции выдались весьма жаркими, и мы уже успели обгореть на солнце, но все-таки это не дождь – работать можно. И нужно – ячеек много, почти в каждой лежит наш солдат, перед которым наша совесть по-прежнему не чиста. Гуськом идем в гору. Решили, что, как и вчера, отработаем ранее набитые точки. Все то же самое: ячейка – фрагменты костей среди камней и очень мало сопутки. Некоторые останки лежат относительно компактно, другие рассыпаны по склону, и, чтобы их выбрать, приходится перебирать по два-три кубометра камня. Работаем. Жарко, и мы – наивные, обгоревшие под палящими лучами военные археологи, радуемся тому, что в какой-то момент дымка закрыла солнце и стало прохладнее. Однако это горы! Тут ко всему требуется особое внимание, и столь желанная дымка на деле оказалась плохим предвестником: вскоре со стороны моря стало затягивать облаками. Нам, по сути, некогда наблюдать за метеоявлениями, однако краем глаза я вижу, что сплошная мутно-серая пелена, зацепившись за Бзыпский хребет, кажется, остановилась. Да и накрывший нас туман вроде начал потихоньку рассеиваться – может повезет и непогода пройдет мимо?  

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Работаем на одной из осыпей, и, пока мы разбираем камни, пограничник Андрей находит новую ячейку с костями. А потом и вторую! Внимательность Андрея выше всяких похвал! Дальше по склону видим еще несколько подозрительных понижений. В итоге, пока руки заняты одной ячейкой, мысли заняты еще десятком других. Работы действительно очень много. Спуск запланирован на завтра, и надо успеть как можно больше. Решено, что мы – поисковики, спускаемся в Псху пешком. Вертолет всех не потянет. Вещи предложено навьючить на лошадей, которые уже пригнаны и пасутся около базового лагеря. Сегодня еще поработаем… Да и завтра до отлета основной группы у нас по идее должна быть в запасе пара-тройка часов. Однако в 13:53, когда мы обедали и думали, как разумнее потратить оставшееся время, на связь вышел Николай и потребовал немедленно спускаться. 

– В горах портится погода, срочно начинать спуск, – чеканил каждое слово Николай, к тому времени уже находившийся в Псху и готовивший все необходимое для захоронения.

Мда… Здесь нам не равнина, здесь климат иной… И все, что связано с погодой, нельзя недооценивать. Надо спускаться.  Быстро собрав вещи и готовые к отправке останки, отправляемся в лагерь. Вертолет будет  утром, на базе чемоданное настроение. Ну а мы спускаемся в Псху, сегодня, без промедления, пока хватает светового дня.  Вьючим на лошадей рюкзаки, жмем руки коллегам, обнимаем Татьяну и быстрым шагом, налегке, отправляемся вслед за нашими четвероногими носильщиками в Псху.

 

 

29 августа 1942 года. Район Псху. 

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале

Передовой отряд Санчарской группы войск полковника Пияшева вышел на левый берег р. Бзыбь в окрестностях хутора Решевье. Полковник Штеттнер приказал командиру 2-го гб 13-го гп совместно с 13-й гр 91-го гп перейти к обороне плацдарма, захваченного на левом берегу р. Бзыбь, и не дать советским подразделениям продвинуться вверх по реке. В течение дня горные стрелки отбивали атаки 2-го сводного сп.  К вечеру бои на данном участке прекратились. Выбить немцев с плацдарма не удалось. На следующий день с перевала Доу спустился 25-й пограничный полк НКВД, с ходу развернулся и стремительной атакой оттеснил немцев на 1,5 – 2 км. В этот же день с Рицинского направлении курсанты 1-го ТВПУ продвинулись к хутору Агурипста (1 км западнее Псху) и вступили в огневой контакт с находящимся там немецким прикрытием. Немецкая группировка в Псху оказалась под угрозой флангового удара с выходом наших частей в тыл. 

 


19 июля 2017 года. Волшебный лес и братские могилы.

Простор… Простор ногам и воображению. Санчарская тропа буквально дышит историей. История эта хранит события с далеких времен и до дня нынешнего… Я иду и представляю, сколько народов – мирных и не очень – видели эти камни! А теперь вот и мы своей экспедицией открыли новую страницу летописи этих мест... Немного грустно – уж очень большое количество бойцов, которых мы нашли, которым успели сказать: «Привет! Мы за вами…», пришлось оставить наверху. Но мы вернемся. Даже если не мы, так другие поисковики. А сегодня нужно уходить.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Быстро идти не хочется. Хочется сохранить как можно больше кадров, и я все время отстаю. Навьюченные нашими рюкзаками лошади идут впереди, задавая темп для нас. Небольшой отдых решили устроить на хребте вблизи высоты 1006, где с 10 по 18 сентября 1942 года шли бои с немцами, отступившими от Псху, но державшими Санчарскую тропу. Мы поклонились памятникам. Один из них поставил в прошлом году наш друг и коллега, участник экспедиции Александр. Честь ему и хвала.
Спускаемся в пояс лесов. Лес – душный, жаркий и, тем не менее, волшебный. Вокруг нас буки и дубы в три обхвата толщиной. На многих вырезанные в разные года надписи. Самая ранняя, что попалась на глаза – 1933 года. Раньше было много туристов. В какой-то момент нашего любования деревьями одна из лошадей испугалась и понесла. Пограничник Олег тут же устремился за ней, и мы отстали. В отличие от лошадей и пограничников, мы не можем передвигаться быстро. Или, точнее, можем, но не хотим – лес-то действительно волшебный, спешить никакого желания нет… В нескольких местах вдоль тропы – братские могилы. Небольшие курганы, где покоятся наши солдаты, которым суждено было погибнуть в этом дивном лесу. Да, задержаться бы здесь подольше, но уже спускаются сумерки, и шаг все-таки приходится ускорить. А в сумерках лес оживает еще одним своим волшебным проявлением – тысячами светлячков. Воздух наполняется вспыхивающими зелеными огоньками – красиво, как в сказке. На очередной развилке тропы видим стрелку из веток указывающую направление к хутору. Это товарищеская забота наших друзей из Анапы, начавших спуск чуть раньше нас. Приятно!

Продолжало темнеть. Я шел в конце, не глядя под ноги, и думал о волшебном лесе в сияньи звезд и светлячков и о жизни, которая была также прекрасна и в 42-м, когда выросли в лесу курганы братских могил… Окутанный сумраком лес, мерцающие зеленые огоньки – вся атмосфера вдохновляла мысли, и лишь десятка шагов не хватило мне, чтобы познать тайный смысл жизни – показались огни хутора. Мы дошли.

 


Хутор Санчаро.
  

1-9 сентября 1942 года. Псху.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
С рассветом 1 сентября 91-й полк 4-й горно-егерской дивизии начал отход с Гудаутского перевала. В течение дня немецкие заслоны были атакованы частями 307-м сп 61-й сд, 155-й осбр и истребительным батальоном Гудаутского района.

Днем 2 сентября отступающие немецкие части заняли оборону у поврежденного паводком моста через Бзыбь и отбивали атаки наших частей. Уничтожить, либо отрезать немцев на левом берегу реки не удалось. К вечеру немцы стали переправляться на правый берег реки. К концу следующего дня по трем наведенным мостам боевая группа Штеттнера покинула левый берег реки Бзыбь. Отступившие части занимали оборону на высотах, прикрывавшим подход к Псху.

2 сентября командование 46-й армии приняло решение о начале операции на Санчарском направлении с целью уничтожения боевой группы Штеттнера ударами по Псху с южного и западного направлений всеми наличными силами группировки.
5 сентября Санчарская группа войск развернула боевые действия по овладению Псху. В течении трех дней немцам удавалось удерживать свои позиции. Перелом в сражении наступил только 7 сентября, когда 4-й сб 51-й сбр сумел форсировать Бзыбь и продвинуться вперед. Немцы уже не могли сдержать натиск наших частей, и в 14:00 7 сентября полковник Штеттнер по собственной инициативе отдал приказ на отход в направлении Санчарского первала. 

Утром 8 сентября началось новое наступление на центр села. 307-й сп, 4-й сб 155-й осбр и истребительный батальон Гудаутского района совместно со 2-м сводным сп атаковали немцев по обеим сторонам р. Бзыбь. Для перекрытия противнику пути отхода из села 1-й отряд 1-го ТВПУ вышел на Санчарскую развилку, соединяющую Псху с хутором Санчаро. 1-я и 2-я ср 3-го сб 307-го сп 61-й сд обошли Псху и атаковали аэродром. К утру 9 сентября село окончательно было освобождено. Однако перекрыть пути отступления противника не удалось.

 


20 июля 2017 года. Хутор Санчаро.

Наши палатки стояли на свежескошенном поле под горой Святая. Она же Инал-куба, она же Псху-ныха – одна из семи священных вершин Абхазских гор. Место, поистине способствующее высоким мыслям о смысле жизни, но сама жизнь здесь такова, что думать об этом некогда. Да и ясное небо нового дня настраивало на другой лад – с нетерпением ждем вертолет. Хозяин хуторского двора, Ананий Васильевич, был в отъезде. Его сын Николай с раннего утра пропадал где-то на сенокосе. Дел в короткое лето на высоте 1000 метров много.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Позавтракав вкуснейшим сыром и домашним хлебом, которыми нас угостила младшая дочь Анания, Надя, мы решили идти в Псху, чтобы узнать новости относительно вертолета. Проходя мимо дворов хутора, здоровались с местными жителями – потомками переселенных после окончания Кавказской войны русских крестьян, белогвардейцев и прочих заброшенных в этот край нелегкой судьбой людей. Казалось, что это и не Абхазия вовсе, а какая-нибудь глубинка южной Сибири – Забайкалье или Даурия… Удивительно, не ожидал встретить такое именно здесь.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

По пути в Псху мы также заглянули на погранзаставу, однако командира заставы и нашего друга, Олега Минченко, там не застали. Как выяснилось, Олег с группой бойцов отправился в село, чтобы помочь выкопать яму для погребения бойцов.

Пришли в Псху. Одна длинная улица. Людей мало. Только старики у заборов здороваются нам в ответ, не отводя пристального взгляда. Сразу видно: посторонние здесь не частые гости. Вскоре мы добираемся до центра, где вокруг уютного пятачка расширяющейся в площадь улицы разместились новехонький храм, магазин, пекарня и сельсовет с запирающейся на камешек дверью. Тут же, у храма, находятся два памятника: один – советским воинам, другой – абазинам, изгнанным из родного края.
Олег со своими бойцами уже начали рыть яму. С ними наш друг Гелий и несколько местных жителей. Свежей рабочей силой вливаемся в процесс копки. Грунт тяжелый – каменистый, долбим его ломами, но так дело продвигается довольно медленно. Веселее становится, когда местный батюшка приносит нам здоровенный отбойный молоток – теперь работать уже гораздо легче. Управившись с ямой, здесь же, у памятника, подкрепляемся в дружной компании сыром, медом и хлебом. Все необыкновенно вкусное само по себе и в атмосфере. 
Топать обратно пешком не пришлось – Олег довез на УАЗе. Что ж, день потрачен с пользой, осталось только дождаться наших товарищей и останков. Погода изменчива, и надежда лишь на окна летной погоды. Причем окно на перевале должно совпасть – учитывая время в пути – с окном в Сухуме. Однако с погодой пока не везет. Наших товарищей заливает дождь, и они вынуждены ждать: утром собирают лагерь, а вечером ставят палатки. При этом постепенно подходят к концу продукты. 

Вечером и у нас на хуторе начинается тропический ливень. Мы пьем чай под навесом у Анания и не знаем, как выручить наших товарищей. Единственное, что мы можем сделать, – это подняться на перевал и спустить останки в рюкзаках. Решено: если не будет вертолета, идем! Вернувшийся хозяин двора оказался очень душевным человеком, и время за разговором летит незаметно. Хорошо тут. И дождь нам не так страшен, в отличие от коллег на перевале…
Через несколько часов разговоров, скрестив пальцы на летную погоду отправляемся спать в наши палатки, на поле под горой Святая, в окружении светлячков, которые уж включили свои ночные ходовые огни….

 


Сентябрь 1942 года. От Псху до перевалов Главного Кавказского хребта.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
После освобождения села Псху Санчарская группа войск полковника Пияшева продолжила наступление в направлении перевалов Главного Кавказкого хребта. Немцы, оставляя заслоны на выгодных для обороны рубежах, оказывали упорное сопротивление, задерживая наши войска и позволяя главным силам укрепиться на перевалах.

25-й пограничный полк НКВД совместно с 2-м сводным сп приступили к операции по овладению перевалом Чамашха. После шести дней упорного боя немцы сдали перевал и отошли к главному хребту, на перевал Аллаштраху. Окружить и уничтожить врага не удалось.

10 сентября 4-й сб 1-го ТВПУ (командир – майор Кушнаренко) вышел на рубеж 2,5 км западнее перевала Санчаро и развивал наступление по направлению к перевалу Адзапш.

2-й сб 1-го отряда ТВПУ в 7.30 11 сентября атаковал высоту 1209 м и освободил ее к 19.00 12 сентября. 16 сентября от немецких войск был освобожден перевал Чмахара.

307-й сп 61-й сд продвигался вдоль Санчарской тропы. Сбивая заслоны, полк вышел к высоте, упоминаемой в донесениях как высота 1006 (Высота в саженях. На современной карте ГШ – высота 2186). Эта высота стала опорным пунктом немцев, зарывавшим выход на нагорье и Санчарский перевал. С 10 по 18 сентября им удавалось сдерживать наши войска на выгодном для обороны рубеже. С востока высоту прикрывала тянувшаяся на несколько километров пропасть, с запада – непроходимая лощина. Наступать можно было лишь в лоб, по насквозь простреливаемой тропе. Все попытки пробиться к Санчарскому перевалу иным путем оказались тщетными. 

Взять высоту 1006 можно было лишь применив неожиданный для врага маневр – малой группой взобраться по слабо прикрытому каменистому гребню и ударить там, где немцы ждали этого меньше всего. В ночь на 19 сентября 18 добровольцев под командованием лейтенанта Цветкова изготовились для атаки немцев, в то время как основная часть полка завязала демонстративную, отвлекающую внимание врага атаку. Дождавшись, пока немцы втянутся в отражение этой атаки, 18 смельчаков быстрым ударом в рукопашной схватке овладели вершиной. Немцы, явно неготовые к такому повороту событий и вдобавок растерявшиеся, не зная, каким количеством людей они были атакованы, сдали высоту.

Войска группы Пияшева широким фронтом от перевала Чмахара до перевала Цегеркер вышли к Главному Кавказскому хребту. К концу сентября немцы прочно удерживали только рубежи перевалов Аллаштрах и Санчаро. Перевалы Цегеркер и Чмахара были взяты нашими войсками. Однако Пияшев запретил выход на северные скаты Главного Кавказкого хребта с целью окружения Санчарской группировки. Дело шло к зиме, и бойцы, ушедшие за перевалы, могли оказаться отрезанными от главных сил.

15 сентября выпал первый снег, который хоть и растаял, но перешел в затяжные дожди. Ночью начались заморозки, образовалась гололедица.

 


21 июля 2017 года. Хутор Санчаро.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

В шесть утра я включил рацию (приходилось экономить заряд), и тут же вышла на связь «Гора». Пограничник Андрей сообщил, что они живы-здоровы, погода летная, ждут. Мы быстро собрались и пошли на заставу, чтобы узнать у Олега новости насчет вертолета и, в случае чего, не теряя времени, выдвинуться на перевал. Олег нас успокоил, сказал, что вертолет будет. Отлично!
Обратно мы вернулись уже прогулочным шагом, решив, что можно посвятить день небольшому походу по окрестностям. Однако лес оказался гораздо более жарким и душным, чем наша поляна, к которой мы стали потихоньку привыкать. В итоге через несколько часов хождения наши ноги странным и непонятным образом сами вывели нас под навес Анания, где тут же появилась Надя с сыром, медом и чаем.
Вертолета по-прежнему не было. Связи тоже. Прислушиваясь к небу, мы с удовольствием попили вкусный чай и решили идти в Псху. Пожалуй, до этой поездки мне еще никогда не было так легко и просто, а в чем-то даже обыденно, преодолевать пешком подобные расстояния, проходя три километра до заставы и еще четыре до села. Да еще и после хождения по душному лесу. Мы не спешили и сделали становившуюся уже традиционной остановку на мосту через реку Баул, затем на одном роднике, чтобы попить воды, на другом, чтобы умыться…
На заставе Олег сказал, что погода на побережье испортилась и вертолет снова пришлось отменить. В этот момент подумалось, каково будет нашим товарищам наверху снова ставить лагерь...

Что ж, делать нечего – мы посидели несколько часов на сельской площади, затем скатались с Гелием и Олегом на Псхинскую крепость и уже в потемках вернулись на хутор. Под чай, мед, сыр, вареники и хорошие разговоры подходила к концу пятница – день планируемого подвига, в виду обстоятельств ставший праздным.

 


Октябрь 1942 года. Борьба за перевалы.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
После сентябрьских боев на фронте 46-й армии немцы были вынуждены отойти на Главный Кавказский хребет. 49 горный корпус генерала Конрада перешел к обороне на ключевых перевалах. Потерпев неудачу с прорывом к морю через абхазские горы, Гитлер приказал снять главные силы 1-й и 4-й горно-ерерских дивизий, объединить их в группу «Ланц» и перебросить на туапсинское направление. Ключевые перевалы можно было удерживать и относительно небольшими силами. 

307-й полк и батальон 66-го полка сосредотачивались у перевала Санчаро. Условия для штурма были крайне тяжелыми, поскольку скалистые подходы к хребту легко простреливались сверху. Немецких пулеметчиков поддерживали артиллерийские и минометные батареи с северных склонов.

12октября с наступлением темноты батальоны, тем не менее, начинают штурм. Каменные россыпи позволяли подойти на 50-100 метров к пулеметным позициям немцев, но преодолеть это расстояние стоило большой крови. По воспоминаниям, приведенным в книге В. Гнеушева и А. Попутько «Тайна Марухского ледника», в три часа дня 14 октября части 61-й дивизии очистили перевал.

18 октября на перевалах выпал снег толщиною до метра. Перевалы закрылись, активные боевые действия стали невозможны.

 


22 июля 2017 года. Хутор Санчаро.

Утром меня разбудил разговор Вани и Сергея. Из него я понял, что вертолет снова не может вылететь и что уже отправились ловить лошадей. Лошади местных жителей полудикие, и когда им нет работы, они уходят в горы, поэтому приходится их искать. Среди отправившихся на поиски был и сын Анания, Коля.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Становилось понятно, что церемонию погребения останков придется отложить. Первостепенной задачей теперь было придумать, как спустить с перевала наших коллег вместе со всем грузом и останками. Этот вопрос решился следующим образом: удалось договориться с частником, который на своем небольшом вертолете катал туристов над озером Рица. Рица совсем близко отсюда, не то, что Сухум, поэтому погода там фактически такая же, как и здесь и есть шанс успеть в короткое окно погоды.

Поскольку от нас тут практически ничего не зависело, оставалось только ждать. 
И единственное, что мы сделали за утро, так это заварили себе чай. А примерно час спустя (точнее сказать сложно, ведь время на хуторе идет несколько иначе) послышался шум винтов. Практически перед самым двором Анания заходила на посадку маленькая винтокрылая стрекоза, заграничного производства. На поле уже стояли глава Псху, глава района и наши друзья из МЧС. Вертолет резво сел и буквально сразу же не менее резво взлетел, взяв с собой Гелия в качестве штурмана. Буквально через десять минут из винтокрылой машины уже выходила наша Татьяна, в облике которой не было ни капли уныния. С ее слов, все это время там, высоко в горах, она постигала дзен, а дожди и туманы, похоже, лишь способствовали ясности ума. Ох  как же я жалел, что у меня не было под рукой фотоаппарата (только камера:)). Наши коллеги, после эпопеи в горах, были прекрасны! 

Уложившись в четыре рейса, маленькая стрекоза, которой, видимо, порядком надоело катать обычных туристов на Рице, быстренько перевезла всех героев, груз и останки солдат. И через какие-то двадцать минут после последнего рейса небо стало заволакивать облаками. Удачно успели, ничего не скажешь. А вскоре было забавно наблюдать, как с гор возвращаются лошади, которых Коля не смог найти утром. Видимо, они поняли, что угроза нелегкого похода в горы миновала, и перестали прятаться.

Татьяна и Геннадий поехали в администрацию села, где им предстояло разложить останки в заранее подготовленные гробы. Остальные, включая и нас, отправились под навес. Да, досталось в эти дни семье Анания – гостей не только не убывало, но, наоборот, становилось лишь больше. Правда, через некоторое время все оставшиеся спасенные герои и организаторы экспедиции уехали, а мы, привыкшие к праздности и тишине, стали допивать чай и думать, как бы нам, таким праздным, не опоздать к самолету. Захоронение, естественно, по-прежнему откладывалось, а нам действительно пора было задуматься о том, чтобы как-то выдвигаться отсюда. Однако спешить мы теперь совсем разучились, и после встряски с вертолетом хотелось решать лишь одну, ставшую обыденной, проблему: чем бы заняться? Хотя чем заняться, когда заняться нечем, мы уже знали – пойти в Псху, заглянуть на заставу, посидеть немного на мосту, умыться в одном роднике, попить воды в другом... Так и сделали. А в селе, к тому же, очень душевно посидели на полюбившейся нам за эти дни лавочке с нашим вернувшимся товарищем Андреем, Олегом и местной учительницей.
Татьяна и Геннадий тем временем закончили с останками, и Коля Медвенский откармливал всех спасенных героев на своей базе. Да, экспедиция наша спасена, захоронение по объективным причинам отложено, и все это значит, что нам действительно пора домой.

 

Зима 1942-1943 годов. Главный Кавказский хребет.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
Зима развела противоборствующие стороны. Главные силы немецких егерей искали смерти на туапсинском направлении, а группа войск Пияшева была расформирована и частично переведена на другие направления. Оборону перевалов возложили на 2-й сводный полк. Позже, приказом от 27 декабря, полк стал частью 13-го стрелкового корпуса, командиром которого был назначен получивший звание генерал-майора Пияшев. Корпусу надлежало не допустить прорыва немцев на побережье. Однако на заваленных снегом перевалах все боевые действия свелись к редким перестрелкам дозоров. Отныне судьба компании 42-го года целиком решалась под Сталинградом и на пространстве от Сталинградского котла до Ростова-на-Дону.

Согласно боевым донесениям 46-й армии, в начале января 43-его на Санчарском перевале находился лишь небольшой немецкий дозор. С началом нашего наступления под Моздоком, всем немецким частям, находившимся в районе ключевых перевалов, угрожало окружение. 

21 января разведка 2-го сводного сп, достигнув перевала Санчаро, врага уже не обнаружила. Эпопея борьбы за Кавказ подходила к концу. Ни на одном из выбранных направлений немцам не удалось достигнуть поставленных целей.


22 июля 2017 года. Псху.

Всей нашей большой команде были найдены машины до побережья. Обнимаемся, жмем руки, и каждый из нас искренне надеется, что видимся не в последний раз, что еще побываем на этой благословенной земле и, даст Бог, поднимемся на перевал. Попрощались и с семьей приютившего нас Анания, поблагодарили за хлеб-соль, за доброту, за гостеприимность. Редкой душевности люди, и мы невероятно признательны им…

Грузимся в УАЗ местного жителя – Сергея Горяинова, более известного в селе как Сергей Кубанец. Он специалист на местной ГЭС и мастер на все руки. По дороге заехали попрощаться на заставу. Олег построил личный состав, Сергей толкнул трогательную, но одновременно пламенную речь, и, в соответствии с местной традицией, все это мероприятие было готово вот-вот плавно перетечь на ближайшую поляну с сыром медом и чаем…но нам действительно пора ехать. Дарим нашим друзьям небольшие подарки, снова грузимся в УАЗ и, уже в сумерках, выезжаем.

Дорога такая, что проходима только для хороших внедорожников. Неоднократно штурмуем в темноте горные реки, и можно лишь догадываться, насколько живописен окружающий нас на этом пути пейзаж днем. Я смотрю по карте, какие именно места мы проезжаем. В свете фар вижу пересекаемые нами реки, в свете луны – очертания гор и очень жалею, что все это не днем. На одной из речек останавливаемся перевести дух и отдохнуть от тряски. А заодно и попить воды, столь вкусной что ею не напиваешься. Воздух снова наполнен зелеными огоньками, без устали шумит быстротечная река, и как-то грустно ехать по направлению «отсюда»…

Подобно всем жителям Псху и хутора, с которыми нам довелось познакомиться, наш новый знакомый, Сергей – интереснейшая личность. Родом он из Хадыженска, и оказалось, что у нас даже есть общие знакомые. Он переехал сюда, на родину жены, и ни о чем не жалеет. Прирос, что называется, к месту. У него пять детей, и уже потом я прочитал, как он пешком, с новорожденным ребенком и женой, которую выписали из роддома, целых десять дней добирался до дома из Сухума. В наш изнеженный цивилизацией век, такие люди редкость.

Пожалуй, лишь теперь мы по-настоящему понимаем масштаб оторванности Псху от остальной цивилизации. Дорога исключительно для отважных водителей и для машин с как минимум полуметровым клиренсом, а проехать по ней можно только летом и только тогда, когда реки не слишком разлились после дождя. С Сергеем мы доехали практически до самого перевала Анчхо, где нас уже ждала другая машина.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Непривычно ровный асфальт дороги от Рицы буквально убаюкивал. Мои друзья уже спали. Кажется, заснул и я…

И вот я уже стоял рядом с Александром у груды стреляных от немецкого пулемета гильз.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Мой новый друг из Анапы оказался лучшим специалистом по боевым действиям на Кавказе из всех, с которыми мне доводилось общаться. Но, когда Александр рассказывает о том, как Пияшев нещадно гнал солдат в бесплодные атаки на немецкие пулеметы, я просто не могу согласиться с этим. Невозможно гнать людей на смерть! Невозможно заставить совершать подвиги под дулом револьвера! Не пойдут. Проверено, и вопрос давно изучен. В атаку идут только тогда, когда полны энтузиазма, когда не жалко отдать жизнь за Родину. И нельзя говорить, что атаки были бесплодны и бездарны. Каждая атака приближала победу и точила мощь объективно самой сильной армии. Да, не хватало у нашего верховного «Гинденбургов», да, немцы были профессиональнее и в тот период еще лучше подготовлены материально. На исходе труднейшего для нашей страны 42-го ресурсов, в том числе и людских, у нас было не больше. Но граждане государства с идеологией равенства людей оказались гораздо сильнее духом, чем граждане «Евросоюза», вставшие под флаги идеологии превосходства одних народов над другими. Не жалели советские люди своих жизней за свою советскую страну, и ни одна армия, сколь бы профессиональной она ни была, никогда не справится с такой армией, которая встала на защиту самого священного, что у нее есть. Очень дорого стоило нашему народу не превратиться в рабов, и нам, потомкам, надо это помнить, понимать и беречь смысл бесценной победы.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Признаться честно, до этой экспедиции я мало знал про бои на Кавказе. Но теперь мне кажется, что я стал лично знаком с сухумскими рабочими, спешившими навстречу врагу, которого, казалось бы, никто и ничто не может остановить… С пограничниками, которых привел в чувство Пияшев и которым наверняка было стыдно смотреть ему в глаза, там за перевалом Доу, где командующий группой войск остановил их... С самим Пияшевым, потерявшим всю свою семью, но не сломавшимся и заставившим врага дорого заплатить за это… Со ставшими нам родными бойцами стрелковых частей и курсантами, которые в валенках и шинелях дрались и били немцев на том самом перевале... Все они и наш заново «оживший» красноармеец Ионов, так же, как невероятные горы Абхазии и замечательная команда нашей экспедиции – теперь уже навсегда в моей памяти.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

За время нашей экспедиции, по данным Шведчиковой, нами были обнаружены останки 16 бойцов. Еще 17 были найдены в прошлом году и ожидали во времянке. К сожалению, только один боец оказался именным…Возможно, имя еще одного удастся выяснить по ложке.

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Церемония погребения состоялась в Псху, уже после нашего отъезда. Солдатов вернувшихся из боя, проводили в последний путь и души их, наконец, обрели покой…

Поиск бойцов погибших в 1942 г. на Санчарском перевале
 

Ольга (20.08.17 22:55)

Спасибо...
тут надо говорить очень тихо или молчать...
"Очень дорого стоило нашему народу не превратиться в рабов, и нам, потомкам, надо это помнить, понимать и беречь смысл бесценной победы" - золотые слова...
Вечная память...

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Анти-спам проверка