14 дней на Таганрогском шоссе

18-го мая  на территории одной из военных частей в Мясниковском районе  состоялось открытие Вахты памяти, в которой участвовали  поисковые отряды частей ВВС и ПВО Южного военного округа, отряды Союза поисковых отрядов Ростовской области и общественное движение "Юнармия".

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Меня это мероприятие тронуло и заинтересовало чрезвычайно, потому как впервые будет организованно поведение системных поисковых действий на рубежах обороны Ростова-на-Дону в 1941 и 1942 гг.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Я напомню, что Ростов-на-Дону есть первый город СССР, который был освобожден от оккупации во время Великой Отечественной войны в ходе крупной войсковой операции. Этому освобождению предшествовала тяжелая и во многом неизвестная оборона города в районе Тузлова. Именно во время этой обороны совершили подвиг артиллеристы батареи Оганова.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Участники поискового отряда "Рысь" развернули на мероприятии выставку своих находок, сделанные во время поисков в других районах области.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Вторая оборона Ростова-на -Дону оказалась не менее трагичной, и знаем мы о ней не намного больше. До сих пор идут споры об обстоятельствах гибели курсантов РАУ осенью 1941г.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Вахта памяти будет длиться до сентября, основные события развернуться после уборки урожая, когда будут доступны места многих позиций нашей обороны.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Я рассматривал экспонаты выставки и мечтал, что в ходе поиска будут сделаны многие ценные находки. А любая находка может рассказать много интересного. Как, например,  эта советская противотанковая мина. Ее квадратный, жестяной корпус делали в кустарных мастерских и даже школьники.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Теперь хочу представить вам человека, во многом благодаря которому  целью этого поиска стали именно рубежи обороны Ростова-на-Дону.
Лусеген Хейгетов — командир поискового отряда "Родина". Именно его энтузиазм и упорство заставили многих обратить свой интерес на тему обороны Ростова на Тузлове.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 

Мы поехали с Лусегеном по местам будущих поисков, где в экстремально морозном ноябре 1941 г. долбили мерзлый грунт наши бойцы, стараясь  задержать врага. И гибли. И многие их них до сих пор лежат под этой молодой пшеницей.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
 


Ниже я помещу статью Лусегена о тех событиях. Статья фундаментальна и не предназначена для легкого субботнего чтения. Но для тех, кто серьезно интересуется историей того периода - эта статья находка. Лусеген проделал огромную работу, описав события осени 41-го и добравшись даже до журналов боевых действий немецких частей. Теперь с теплотой вспоминаю его жалобы на почерк немецких писарей.
Буду советовать ему издать эту статью отдельной книгой.
А пока читайте.

 

14 дней на Таганрогском шоссе


Часть первая


Предисловие


В середине октября 1941-го года, после тяжелых боев на подступах к Таганрогу, война докатилась до моего родного Мясниковского района Ростовской области. Земля, взрастившая меня много десятилетий спустя, стала тогда свидетелем масштабных трагических событий и до сих пор несёт на себе раны, оставленные сражениями той осени. Более ста тысяч советских и немецких солдат в течение полутора месяцев дрались и убивали друг друга там, где ещё совсем недавно радовали глаз живописные села, хутора и аккуратные, ухоженные поля… Это был тихий, мирный край, и до последнего казалось, что война не потревожит его покой. Однако к середине октября она пришла и сюда… 

Несмотря на множество интересных работ, посвященных событиям первого сражения за Ростов, нельзя сказать, что эти события изучены достаточно хорошо. Практически всё, что написано о том периоде, создавалось на основе источников из наших, советских архивов, и, как следствие, картина произошедшего не могла быть отображена полноценно, хотя бы и потому, что большинство документов попросту не сохранилось. Более того, даже массив немецких документов, ставший недавно доступным и действительно позволивший заполнить некоторые пробелы, не мог сам по себе решить основную задачу. А задача эта, по моему мнению, состояла в том, чтобы провести тщательную работу по перекрёстной сверке документов из разных источников - и наших, и немецких. Ведь только так можно отфильтровать тенденциозность и выстроить ту картину событий, которая была бы наиболее близка к реальности. 

Хотя история первой битвы за Ростов имеет много слабо изученных моментов, мне, как человеку, выросшему там, где когда-то зарывались в землю солдаты 343-й стрелковой дивизии, в первую очередь было интересно изучить перипетии начального этапа сражений за «Ворота Северного Кавказа», а именно – второй половины октября, когда героическое, без какого-либо преувеличения, соединение Красной армии под командованием полковника Петра Павловича Чувашева измотало и остановило немцев в 15 километрах от Ростова, у села Чалтырь, заставив их потерять драгоценное в условиях приближающейся зимы время и искать обходные пути для атаки на город. 

Чем больше я узнавал обо всём этом, тем очевиднее становилось то, насколько сильно недооценена роль отважно оборонявшейся 343-й в срыве первоначальных планов командования вермахта. К сожалению, большая часть документов самой дивизии за тот период не сохранилась, и сведения о ней пришлось искать в общих документах РККА, а хронику боёв восстанавливать в основном по донесениям немецких частей.

Впрочем, остановить противника в октябре 41-го удалось не только благодаря героизму солдат и офицеров дивизии полковника Чувашева. Надо понимать, что никакого чуда здесь не было, и эта важная для Южного фронта победа (а удерживание вражеской армии перед селом Чалтырь в течение целого месяца по праву можно назвать победой) ковалась с самого первого дня войны. Все, кто сражался и погибал, начиная с 22 июня, своими жизнями, как очень точно выразился Алексей Исаев, «снимали стружку» с ударных клиньев немецкой армии. 

Возможно, кому-то этот текст покажется довольно сложным из-за обилия отрывков боевых донесений и упоминаемых воинских частей, однако, на мой взгляд, такой стиль целиком оправдан спецификой и подробностью исходного материала. Вместе с тем, помимо выстраивания хронологической последовательности событий и раскрытия причинно-следственных связей между ними, не менее важно для меня было передать моральное состояние армии – от рядового состава до принимавших стратегические решения генералов. Мне хотелось, чтобы читатели в полной мере прониклись атмосферой войны, представили, каково это – быть солдатом, только-только попавшим на фронт, или командиром дивизии, прибывающей туда, где до этого комдивы нередко даже не успевали толком развернуть свои силы и погибали вместе со своими бойцами… Каково это – посреди голой степи, в промокшей под октябрьским дождём шинели вырыть ячейку в липком и скользком, как глина, чернозёме… Каково это – не испугаться в своём первом бою, когда тебя пытаются раздавить танком, когда отовсюду, буквально отовсюду стреляют, как кажется, исключительно в тебя... И, наконец, каково это – выжить и победить в то время, когда немца ещё никто не побеждал…

Только так, представляя себя на месте реальных людей и понимая, что это именно они стоят за номерами воинских частей и многими другими цифрами, можно осознать истинную цену и, главное, ценность той победы. 

 

Третье стратегическое направление

Хотите ли, чтобы наше социалистическое отечество было побито и чтобы оно утеряло свою независимость? Но если этого не хотите, вы должны в кратчайший срок ликвидировать его отсталость и развить настоящие большевистские темпы в деле строительства его социалистического хозяйства. Других путей нет. Вот почему Ленин говорил накануне Октября: “Либо смерть, либо догнать и перегнать передовые капиталистические страны”.
Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет.
Либо мы сделаем это, либо нас сомнут.
 И.В. Сталин "О задачах хозяйственников". Речь на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г.

22 июня 1941-го года нацистская Германия, до этого подмявшая под себя чуть ли не всю Европу, напала на Советский Союз и тем самым открыто заявила о том, что настала наша очередь покориться силе и мощи Третьего рейха. Теперь, оглядываясь назад, многие полагают, что немецкая армия не имела никаких шансов на успех, что, несмотря на все достижения предыдущих двух лет войны, разгромить и переварить такую огромную державу, как СССР, вермахту было не по зубам... На самом деле это впечатление обманчиво. Да, наша страна действительно была огромной, но в тот момент ещё не была столь же сильной, какой она стала позднее. Десятилетний рывок сталинской индустриализации в городе и на селе только начал приносить свои плоды, и к лету 41-го мы, откровенно говоря, не имели должного задела прочности. Точно так же, как не имели и подавляющего перевеса в людях, особенно если под перевесом подразумевать эффективность и тех, кто воевал, и тех, кто трудился в тылу. А учитывая вдобавок, что первые же месяцы войны обернулись для нас потерей половины европейской территории страны вместе с находящимися там населением и промышленностью, то вся арифметика начального этапа Великой Отечественной тем более складывается совсем не в нашу пользу. Обладая численным превосходством над противником буквально по всей линии соприкосновения, Красная армия не была, что называется, собрана в кулак, и немцы в своих наступательных операциях получали возможность бить её по частям. Сосредотачивая на острие ударных клиньев до 5-6 раз больше солдат, они без особых усилий разрывали наши боевые построения и загоняли остатки соединений в котлы, откуда едва ли кто-то имел шансы выбраться...
Таким образом, никакой предрешённости нашей победы не было и в помине – вот что стоит понять и прочувствовать, прежде чем окунуться в исследование истории отдельных сражений.
Итак, поделённые на группы, войска вермахта наступали сразу по трём стратегическим направлениям: группа армий «Север» была нацелена на Ленинград, группа армий «Центр» рвалась к Москве, а группа армий «Юг» продвигалась в сторону Ростова-на-Дону.

К началу октября 41-го года обстановка на юго-западном направлении советско-германского фронта для Красной армии складывалась крайне неблагоприятная. После поражения в ходе Киевской стратегической оборонительной операции советские войска уже не могли перекрыть немцам путь на Донбасс и ворота Северного Кавказа – город Ростов-на-Дону.

27 сентября Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от командующих Юго-Западным и Южным фронтами перейти к жёсткой обороне на занимаемых рубежах, однако имеющимися в наличии силами реализовать это не удалось. Враг не выпускал из рук инициативу и попросту не позволял частям Красной армии прийти в себя после всех проигранных боёв, а 6 октября и вовсе предпринял мощный бросок со стороны Днепропетровска, намереваясь окончательно сломить сопротивление войск Южного фронта. 1-я танковая армия генерала Клейста охватывающим ударом на юго-восток прорвала оборону 12-й армии, и уже на следующий день большая часть 9-й и 18-й армий была окружена и прижата к Азовскому морю между Мелитополем и посёлком Осипенко. 8 октября при попытке вырваться из окружения погиб командующий 18-й армией генерал-лейтенант А.К. Смирнов. В это же время, немного севернее, войска левого крыла группы армий «Юг» перешли в наступление против вновь сформированных 6-й и 38-й армий Юго-Западного фронта. Плохо укомплектованные соединения таяли на глазах и не могли удержать свои позиции. При этом существенных резервов, способных остановить немцев, взять было неоткуда, поскольку почти все ресурсы страны уходили на Западный фронт, где после окружения под Вязьмой и Брянском стояла острая необходимость как можно скорее восстановить оборону на московском направлении.

На правом фланге 1-й танковой армии генерала Клейста действовал 3-й армейский корпус генерала Макензена. Закаленные в предыдущих боях 13-я и 14-я танковые дивизии, 60-я моторизованная дивизия и бригада «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» буквально сминали те остатки наших дивизий, которые попадались им на пути. Разрозненные части 9-й и 18-й армий, пытаясь прорваться из окружения, хоть и доставляли немцам немало хлопот, но всё же не могли оказать заметного влияния на скорость их продвижения. По данным из немецких источников, в ходе ликвидации котла в плен были захвачены около 100 тысяч красноармейцев, 150 танков и 500 орудий.
8 октября передовые части Лейбштандарта вошли в совершенно не подготовленный к обороне Мариуполь. Важный промышленный центр пал практически без боя.

 

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Окружение 12-й,18-й и 9-й армий и прорыв немцев к Таганрогу (из сети интернет)

 

В тот же день штаб Северо-Кавказского военного округа, которым командовал Федор Никитович Ремезов, получил сообщение о появлении отдельных немецких отрядов уже на территории Ростовской области. Дивизии 3-го армейского корпуса генерала Макензена, вырвавшись вперёд более чем на сто километров, относительно узким клином пробивали себе дорогу на Таганрог и Ростов.
Навстречу противнику немедленно выдвинулся полк Ростовского пехотного училища, получивший приказ совместно с разрозненными остатками 9-й армии задержать немцев до подхода частей, формирующихся на территории округа. 

Следом для прикрытия Ростовского направления был создан Таганрогский боевой участок, начальником которого стал командир 150-й стрелковой дивизии генерал-майор И.И. Хорун. Перед войсками участка ставилась задача к исходу 13 октября организовать прочную оборону по восточному берегу реки Миус между селом Успенское и Таганрогом. 
13-14 октября частям 9-й армии удалось не только отбить атаку противника, но и отбросить его на 10-15 километров от Миуса. Впрочем, немцы быстро пришли в себя и новой массированной атакой опрокинули наши дивизии, нанеся им большие потери.

17 октября пал Таганрог, и вся бронированная армада вермахта ринулась к Ростову – городу, захват которого по сути создавал немцам трамплин для того, чтобы в следующем году, не теряя времени, двинуть свои войска на Кавказ и Сталинград.
После поражения на миусском рубеже дивизии Таганрогского боевого участка стали отходить на восток. Потерявшая половину своего состава и преследуемая противником, 31-я Сталинградская дивизия полковника Озимина отступала вдоль шоссе Таганрог-Ростов-на-Дону. Полностью исчерпавшая себя за десять дней боев, она больше не могла прикрыть ростовское направление.

 

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Схема боев частей 31 сд с 10-19.10.41 (ЦАМО РФ. Ф.115. Оп.1. Д.15)

 

За два дня до того, как немцы захватили Таганрог, то есть 15 октября, в штаб Северо-Кавказского военного округа из Москвы поступила директива Ставки Верховного главнокомандования №003017 о формировании 56-й Отдельной армии с целью возложить на неё защиту Ростова-на-Дону. Командовать армией был назначен уже упомянутый выше генерал-лейтенант Федор Никитович Ремезов. Прибывшая на следующий день из Ставрополя 343-я стрелковая дивизия под командованием полковника Петра Павловича Чувашева влилась в состав новой армии и получила приказ занять оборону на Таганрогском шоссе.

18 октября передовые части немецкой 13-й танковой дивизии, по-прежнему преследовавшие разрозненные части нашей 31-й, отметили появление неожиданно стойкого противника на высотах в районе села Синявское. 343-я Ставропольская стрелковая дивизия вступила в бой!


Формирование 343-й Ставропольской дивизии и первые бои

В конце августа 41-го года в Северо-Кавказском военном округе началось формирование 343-й стрелковой дивизии. Её командиром был назначен полковник Петр Павлович Чувашев, комиссаром – полковой комиссар Ф.А. Сорокалетов, начальником штаба – полковник С.Ф. Леонович.

 

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Командир 343 сд Петр Павлович Чувашев (фото из сети интернет)

 

В состав дивизии вошли 1151-й, 1153-й, 1155-й стрелковые и 903-й артиллерийский полки.
С 5 сентября по 13 октября дивизия проходила напряженную боевую подготовку. Последовавшая за этим проверка, которая была проведена штабом округа, показала, что личный состав подготовлен хорошо. Уже 14 октября молодые бойцы принимали военную присягу. Солдатской клятвой бойцы обещали не щадить свои жизни и сражаться с врагом до последней капли крови. После принятия присяги делегаты, прибывшие из различных районов Северного Кавказа, вручили полкам знамена. Выступая перед строем, они выразили полную уверенность в том, что воины с честью выполнят свой долг перед Родиной.

Да, таковы были реалии осени 41-го: ещё одна дивизия, обученная в тылу, собиралась отправиться на фронт и сгореть там гораздо быстрее затраченного на подготовку времени...
Собственно, в тот же день, 14 октября, 343-я получила приказ грузиться в эшелоны и следовать в состав частей Северо-Кавказского военного округа для защиты города Ростов-на-Дону. А уже через два дня передовые части дивизии окапывались поперек Таганрогского шоссе, западнее села Чалтырь, с задачей не допустить прорыва немцев на плечах обескровленных полков 9-й армии.

В авангарде 3-го армейского корпуса генерала Макензена, получившего задачу захватить Ростов, наступала 13-я танковая дивизия генерала Вальтера Дюверта. Танковый парк дивизии редко когда превышал 35 исправных и готовых к бою машин, а личный состав подразделений, с начала войны находившихся на передовой, имел значительный некомплект. Но боевого опыта при этом было с избытком. Не говоря уже о том, что и моральное преимущество тоже было на стороне немцев. Не испытав ещё ни одного поражения, любые трудности они считали временными и смотрели вперёд с оптимизмом и уверенностью. Другой важный фактор, что противник превосходил нас и в оперативном искусстве. Наступление осуществлялось посредством так называемых «Кampfgruppen» (боевых групп) – нештатных общевойсковых тактических подразделений, которые формировались исходя из боевых возможностей дивизии и поставленных задач. Как правило, эти группы носили имена своих командиров и выполняли именно те задачи, в которых командиры были более искусны.

Захватив Таганрог, генерал Макензен, не теряя времени, двинул свои танки на Ростов. Воздушная разведка доложила о состоянии мостов через Дон – цели, от которой немцев отделяло совсем небольшое расстояние и, казалось бы, совсем небольшие силы русских. Однако, начиная от высот у села Синявское, передовые части стали отмечать возросшее сопротивление. 18 и 19 октября немцам ещё удавалось относительно без потерь теснить прибывающие на фронт дивизии 56-й армии, но уже 20 октября в журнале боевых действий 3-го моторизованного корпуса появилась следующая запись:

11:15. Сообщение 13-й тд от 9:15. Танковый полк во фланговом артиллерийском бою. Вероятно, сильный противник на полевых позициях в Синявском и до 4 км севернее.
12:45. 13-я тд сообщает, что она правой группой у Синявского. Имеет перед собой сильного противника.

К моменту первого соприкосновения с противником у села Синявское 343-я дивизия, всё ещё прибывавшая по железной дороге, успела занять оборону только одним полком и находилась без артиллерийской поддержки. Несмотря на это, умело отходя передовыми частями, полковник Чувашев стягивал основные силы на западную окраину села Чалтырь, где дивизия успевала занять прочную оборону. 

20 октября на рубеже балки Донской Чулек продвижение немцев начало давать сбой. Боевые группы «Хааке», «Радван», «Родлих» и «Брукс», наступавшие по шоссе и параллельно ему, сообщили о возникших трудностях, хотя к вечеру им ещё удалось оттеснить наши части до сёл Чалтырь, Крым и балки Калмыцкая.

В тот же день командир многострадальной 31-й Сталинградской стрелковой дивизии, полковник Михаил Иванович Озимин, получил частный приказ командования 56-й Отдельной армии, согласно которому он должен был срочно увести свои войска в Ростов, а весь артиллерийский парк передать 343-й. Таким образом, потерявшая за десять дней боёв половину состава, 31-я получала передышку и заодно возможность восполнить свои ряды. При этом уже на следующий день, боевым приказом №3 штаба 56-й Отдельной армии, генерал Ремезов приказывает 31-й дивизии быть готовой поддержать 343-ю, находящуюся на острие немецкого удара.

 

«Чалтырьская» проблема генерала Макензена


Плацдарм

Всего западный участок обороны 56-й Отдельной армии прикрывали две дивизии. Помимо 343-й, действовала 353-я Новороссийская стрелковая дивизия полковника Панченко, которая развернулась севернее, вплоть до поймы реки Тузлов. 20 октября передовые части 13-й танковой дивизии и бригада «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» прижали 343-ю к селу Чалтырь, всего в 15 километрах от Ростова, а 353-ю отбросили на восточный берег балки Калмыцкая. Однако их попытки с ходу проломить оборону вдоль Таганрогского шоссе и захватить сёла Чалтырь и Крым не увенчались успехом.

При этом многократные атаки немцев чередовались с нашими контратаками – такими активными действиями полковник Чувашев демонстрировал противнику явное намерение удержать шоссе. В то же время, севернее села Крым, на стыке 343-й и 353-й дивизий, немцам удалось захватить плацдарм на восточном берегу балки Калмыцкая, который позволял им, ударом на юго-восток, обойти село Чалтырь и настырную дивизию, засевшую на шоссе.

21 октября командир 13-й танковой дивизии, подтянув свои силы к Чалтырю, был полон решимости продолжить наступление и проломить оборону наших войск. Тем не менее с самого утра немцам пришлось по большей части обороняться, поскольку Чувашев, не теряя времени, атаковал в попытке не позволить противнику закрепиться на выгодных высотах западнее села. К сожалению, большинство наших атак разбивалось чрезвычайно эффективной немецкой артиллерией, которая не отставала от передовых частей своего подразделения. В итоге немцы не понесли существенных потерь, но и дальнейшее продвижение вдоль шоссе уже не представлялось возможным.

Яркую картину происходившего в тот день на подступах к Чалтырю оставило нам донесение 13-го танкового разведывательного батальона:

...Соответствующим приказом по дивизии №75 боевая группа «Хааке» 21 октября в 6:00 должна начать наступление на противника с двух сторон южной дороги (Таганрогское шоссе), отбросить его назад и при дальнейшем продвижении установить связь с боевыми группами, продвигающимися с севера. Плотный туман с утра 21 октября сделал невозможным всякую боевую разведку и выполнение задач. Уже в 10:00, как только видимость улучшилась, командир выехал на высоту, с тем чтобы лично осмотреться и после сформировавшегося представления о противнике дать окончательный приказ для дальнейшего продвижения вперёд. Временно вместе с этим ослабли атаки русских. Противник встречает боевую группу «Хааке» в ещё только ночью занятых и в течение ночи улучшенных оборонительных позициях и пытается на них удержаться. Также противник после ночи существенно усилился: кроме легкой артиллерии, на позиции доставлена и средняя. Вдобавок 1 или 2 бронепоезда открыли сильный огонь по нашим позициям и тылам. Это привело к первым потерям. Наши батареи из-за недостатка боеприпасов были не в состоянии обстреливать выявленные скопления русских и уничтожать их батареи. Линия фронта проходит не слишком удачно, но, несмотря на это, многочисленные атаки русских отбиваются тяжелым оружием. Ближе чем на 600 метров противник не подошёл.

Угрожающее положение было только на северном крыле, так как противник очень скоро выявил приближение боевой группы и послал туда сильное подразделение, врезавшись между левым флангом группы «Хааке» и продвигающейся группой «Радван». Из небольших имеющихся в собственном распоряжении сил для охраны левого фланга был направлен один взвод противотанкистов и один взвод танкистов-разведчиков. Так как вследствие обстрела они были не в состоянии удержать гребень высоты свободным от противника, а, наоборот, могли только обороняться от продолжающегося наступления, последовало сперва сообщение в дивизию, а затем и устный доклад, после которого командир дивизии приказал ускоренно подвести к боевой группе 2-я роту 93-го полка, одну 37 мм батарею зениток и одно зенитное орудие 8.8 для подавления бронепоездов. Дальнейшее течение боя проходило в небольших столкновениях, во время чего на правом участке было относительно спокойно, однако сражение вокруг господствующих высот многократно усилилось и потребовало новых потерь от батальона мотоциклистов.

Противотанковая рота и батарея зенитных орудий также страдали от возникающих на флангах потерь. Командир боевой группы принял решение имевшуюся в его резерве очень слабую 2-ю роту 93-го пехотного полка во второй половине дня применить таким образом, чтобы она при поддержке батареи зениток и бронеразвед. автомобилей (танкового развед. взвода) очистила от противника высоты, находящиеся севернее. Это удаётся сделать без потерь с нашей стороны. Противник выбивается со своих позиций и отходит с флангов. Принимая во внимание, что обе северные боевые группы захватили участки в восточном направлении, нужно было считаться с возможностью, что ночью, опасаясь окружения, противник покинет свои позиции. Это предположение усиливается тем, что артогонь, кроме огня бронепоезда, прекратился.


А вот что об этом дне доложил в своём донесении 43-й батальон мотоциклистов:

8:35 Русские начинают сражение сильным артогнём, что одновременно приводит к ответному огню наших батарей. Применение артиллерии и пехотных орудий должно быть очень ограниченным, так как запас снарядов весьма скудный. Противник прощупывает нас небольшими силами, и мы без труда отбиваемся.
12:30 Выявлено усиление противника перед нашим левым флангом.
13:20 Русские при сильной артиллерийской поддержке атакуют участок 2-й и 3-й рот мотоциклистов. В наступлении также участвует бронепоезд. 8.8 см зенитное орудие вводится в бой против бронепоезда и прогоняет его. После ожесточенного сражения с незначительной поддержкой артиллерии и пехотных орудий русские отброшены назад.

Атака в 16:10 отбита. Противник снова отошёл на прежние позиции.

В 20:45 русские с криком «Ура» и сильным огнём атакуют участок 2-й и 3-й роты мотоциклистов. Однако после упорного ближнего боя, когда противник малыми силами находился прямо у нашей передней линии, с большими для него потерями он в очередной раз отброшен назад.
В связи с этим атакующие намерения противника на 21.10.1941 г. окончательно сорваны. В течение ночи имеют место отдельные перестрелки высланной батальоном разведки с охранением русских. Противник остается на позициях. Наступление 2-й роты 13-го танкового разведбата и группы «Радван» из-за сильного сопротивления противника прекращено.

Упоминаемая в конце боевая группа «Радван», совместно с боевой группой «Родлих», утром 21 октября пыталась расширить захваченный накануне плацдарм и в случае успеха зайти в тыл 343-й сд. Однако и на этом участке ничего не вышло – все попытки расширить плацдарм и выйти на оперативный простор были отражены батальонами дивизий Чувашева и Панченко. Вот что сказано об этом в донесении 13-го артиллерийского полка, оказывавшего поддержку боевым группам на плацдарме:

Атака группы «Радван» в южном направлении на Крым и западнее мимо Чалтыря, которая поддерживалась 2-й и 3-й батареей 13-го арт. полка, остановлена. 

Донесение 2-го батальона 4-го танкового полка относительно боя за расширение плацдарма:

Рано утром стоял густой туман. Около 8:00, когда немного просветлело, подразделение приступило к улучшению позиций и расширению плацдарма на восток. Целью этого была дорога, проходящая с севера на юг. На подходе к ней левое крыло батальона попало под сильный артиллерийский огонь. После батальон занял огневые позиции полукругом и боролся одной ротой в восточном, а другой в южном направлении. Один взвод был направлен прикрывать северный фланг.

Пока шло сражение на западных высотах, русские развили наступление на север. Сосредоточенный огонь пулемётов и стрелковый огонь подразделения вынудил их многочисленную пехоту залечь, и таким образом наступление остановилось. В течение второй половины дня усилился огонь артиллерии из Крыма, так что пришлось вывести южное крыло батальона из-под прямого обстрела.

В донесении 1145-го стрелкового полка 343-й сд также упоминается дневной бой, который с большой долей вероятности можно отнести к тому самому бою, когда немцы пытались расширить плацдарм в балке Калмыцкая.

Около 11 часов 21.10 7 и 8 ср (стрелковые роты) 1145-го сп были трижды атакованы пехотой противника, силою до батальона. Под руководством командира 3 сб (стрелковый батальон) капитана Владимирова и ст. политрука Говорова атаки с потерями отбиты.

Тяжело ранен ст. политрук Говоров, потери рядового состава выясняются.

Батальон РПУ (Ростовское пехотное училище) обороняет прежний район.

С 11 час. батальон отбивал атаки танков противника.

Танк. батальон, сосредоточенный на исходных позициях в Султан-Салы, вступил в огневой бой с группой танков силою до батальона на северной окраине села Крым и остановил их продвижение на Султан-Салы.

Подробности боя и потери выясняются. 

В 17 часов батальоны двух наших дивизий начали совместную операцию с целью выбить немцев с плацдарма. 

Донесения относительно этой операции довольно противоречивы. Сохранилось сообщение 3-го батальона 1149-го стрелкового полка, в котором говорится, что противника удалось выбить на западный берег балки, потери при этом составили около 50 человек убитыми и ранеными (в том числе был убит командир 9-й роты, ранен командир 8-й роты, а командир батальона пропал без вести).

Танковый батальон потерял пять танков, один из которых подбила собственная артиллерия.

Немцы вечерний бой упоминают лишь вскользь, и судя по дальнейшему развитию событий, с плацдарма они ушли сами, предварительно отбив нашу атаку.

Об этом свидетельствует донесение 2-го батальона 4-го танкового полка, который весь день атаковал, а вечером уже отбивал наши атаки на плацдарм:

22.10.41-го в 1:30 подразделение получило из полка приказ отойти назад с плацдарма на западный берег…

Батальон выступил в 5:15 и занял исходные позиции у могилы Хали-Оба для последующей атаки. 

Как бы то ни было, активными действиями батальонов обеих дивизий угроза обхода со стороны плацдарма была ликвидирована. Немцы, рассчитывавшие, что наши войска будут готовы в любой момент отойти назад, опасаясь окружения, в итоге отошли назад сами. И, не вдаваясь в подробности того, как это было на самом деле, в наших донесениях с практически чистой совестью записали, что плацдарм удалось отбить непосредственно в результате боя. 

Командующий корпуса генерал Макензен после неудачных лобовых атак на шоссе и сражения на плацдарме решил действовать иначе...

Сутками не знавшие покоя, немецкие танкисты двинули свои машины на новые исходные. В документах, которые мне попадались, об этом ничего не сказано, но не секрет, что в немецкой армии широко использовался наркотический препарат первитин (наркотическое средство, производное амфетамина, находившееся в Германии в свободной продаже). Первитин позволял солдатам вермахта переносить моменты наибольшего физического напряжения без сна и отдыха, а также не иметь страха в бою. Для танкистов выпускался так называемый Панцершоколад (шоколадные конфеты с начинкой из первитина), для лётчиков – Флигершоколад, наверняка что-то перепадало пехоте и другим родам войск. Являясь мощным психостимулятором, первитин, тем не менее, считался не вреднее кофе и выпускался в огромных количествах...

Утро 22 октября началось с атаки наших частей вдоль шоссе. Возможно, с целью сорвать ожидавшееся немецкое наступление и перехватить инициативу. 

В 8:20 боевая группа «Хааке» сообщает:

8:20 Русские атакуют при поддержке артиллерии, однако атака разбивается о жёсткую оборону. Из дивизии сообщили, что 4-й танковый полк перейдёт балку Воловью на юг и, развернувшись, раскатает русские позиции с востока на запад. Командир роты получил указание установить связь с 4-м танковым полком – сигнал «белая ракета».

В то время как пехота 1153-го стрелкового полка 343-й сд пыталась отбить высоты около хутора Хапры, в четырёх километрах к северу от Таганрогского шоссе немецкие танки прогревали моторы. Стволы орудий были направлены на юг…

 

Часть вторая


Бой 22 октября


Момент истины 343-й

К утру 22 октября, после ночного перехода, немецкие танки и пехота в полной боеготовности сосредоточились на стыке 353-й и 343-й стрелковых дивизий. В связи с тем, что 353-я отошла на восточный склон балки Калмыцкая, а дивизия полковника Чувашева по-прежнему удерживала Чалтырь и Крым, к западу от последнего на линии фронта образовался уступ. Именно в этом месте и было так заманчиво ударить силам генерала Макензена, направляя атаку с севера на юг вдоль позиций 343-й сд, чтобы дезорганизовать её и по возможности нанести заметные потери.

 

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Образование выступа, результате отхода 353-й сд и сохранения позиций на шоссе полками 343-й. Фрагмент схемы положения частей 353-й сд (ЦАМО РФ. Ф.1673. Оп.0000001. Д.003.)

 

В 9:00, пробивая узким клином нашу оборону, 4-й танковый полк, при поддержке батальонов 93-го и 66-го мотопехотных полков, начал наступление с высот севернее истока балки Каменная. Однако решительный удар, минимальной целью которого было внести хаос и смятение в ряды стойко оборонявшейся дивизии, с самого начала не заладился. Первой неожиданностью для немцев стало большое количество пехоты, которая не позволила обнаружить себя заранее благодаря хорошей маскировке.

В донесении поддерживавшей наступление 2-й батареи 13-го артиллерийского полка за этот день появилась следующая запись:

Русские очень плотно обороняются на первом участке атаки, их отлично замаскированные позиции практически не обнаружить…
…Казалось, будто поля ожили, и повсюду из земли одновременно поднимались русские… Несмотря на непрерывное наблюдение в течение полутора дней, были замечены только отдельные горстки солдат…

Дальше, через считанные минуты после начала атаки, танковый полк попал под сильный артиллерийский огонь, который удалось подавить далеко не сразу. Затем танки наиболее пострадавшего левого крыла попали на минное поле, где было потеряно сразу восемь машин.

Не задалась борьба и с русской пехотой. Наши стрелки засели в ячейках и пропускали танки противника мимо себя, тем самым отсекая их от основного войска и вынуждая раз за разом возвращаться, чтобы подавить неожиданные атаки сзади огнём и гусеницами. Судя по всему, никакой паники у наших солдат при этом не было, и немецкие танки, относительно легко прорвав оборону, долгое время не могли пробить путь своим пехотинцам, без которых дальнейшее продвижение не имело смысла и попросту грозило уничтожением. 

Вот что говорится об этом в донесении 2-го батальона 4-го танкового полка:

В 9:00 батальон в сопровождении пехоты начал наступление фронтом на юго-восток. Задача: совместно с пехотой сперва пробиться через балку Каменная и курган Хатун-Оба к главной дороге севернее балки Сафьянная, а после с обеих сторон от главной дороги пробиться на запад, с тем чтобы уничтожить противника перед группой «Хааке»…

…Тем временем русская пехота в стрелковых ячейках на полевых позициях, находящихся между стоящей техникой батальона, забросала танки ручными гранатами и «коктейлями Молотова». Много техники третьей роты было подожжено, однако огонь удалось быстро потушить…

…Ездой туда-сюда, раскатыванием стрелковых ячеек гусеницами, подавлением позиций бризантными гранатами и пулемётами наконец помогли частям нашей пехоты, которые долго бились, прорваться через балку вперёд к танкам…

На правом фланге немецкие танки также были обстреляны батареей, находившейся на переднем крае 1151-го сп и вынужденной развернуть свои орудия на 180 градусов. Вот что об этом говорится в донесении 1-го батальона 4-го танкового полка:

Когда батальон пересёк высоты к северу от балки Каменная и прошёл около 300 м, он натолкнулся на мощный огонь противотанковых орудий со стороны южного склона долины…

...Как только 2-я рота ослепила противотанковые орудия русских (примерно 7 штук) дымовыми гранатами, 1-я и 3-я роты начали наступление, открыв по орудиям непрерывный огонь. Некоторые из них сразу же снялись с огневых позиций, другие были уничтожены. 

…В то время как 1-я рота переходила по быстро разведанному переходу через болотистую и частично заполненную водой Каменную, 2-я и 3-я роты открыли защитный огонь для отражения непрерывных ударов с правого фланга, наносимых, по всей видимости, лёгкой артиллерией.

Скорее всего, здесь вступила в бой противотанковая батарея младшего лейтенанта Радченко, который впоследствии был награжден за него медалью «За отвагу». В наградном листе заявлено о трёх уничтоженных и одном подбитом танке противника, немцы же пишут всего об одном за целый день (кроме тех, что подорвались на минах). Правда, вполне возможно, находится где-то посередине – батарее Радченко могли засчитать все танки, которые удалось остановить хотя бы временно (то есть которые задымились, но были оттащены за передовую), немцы же всегда считали за потерю только безвозвратно уничтоженную технику. Впрочем, гораздо важнее другое: то, что артиллеристы батареи Радченко (с большой долей вероятности речь именно о них) не струсили, когда увидели за своей спиной вражеские танки, а незамедлительно вступили с ними в бой, меняя позиции, маневрируя под огнём и собственным примером показывая, что драться с немцем можно. А это было невероятно важно в октябре 41-го...

 

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Наградной лист на младшего лейтенанта Радченко Иосифа Давыдовича, за бой 22 октября 1941 года, в районе села Чалтырь.

 

К сожалению, Радченко Иосиф Давыдович не доживёт до конца войны и погибнет 5 февраля 1945 года, в Германии, имея пять боевых орденов и медалей за уничтоженные немецкие танки. Незадолго до своей смерти, за бой 26 января 1945 года, когда наши войска форсировали реку Одер, командир противотанковой батареи, гвардии капитан Иосиф Давыдович Радченко был представлен к званию «Герой Советского Союза», но вместо звезды героя был награжден орденом Боевого Красного Знамени и, к сожалению, уже посмертно.

 

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Радченко Иосиф Давыдович (Источник ЦАМО РФ ф. УПК.)


Современному обывателю кажется, что уничтожить танк относительно просто: достаточно метнуть бутылку с бензином или гранату. А уж для противотанкового ружья или, тем более, артиллерии танк и подавно является лёгкой целью. Однако это крайне далеко от истины. Танк – очень сложная цель. Уничтожить или хотя бы остановить его – весьма и весьма трудно. У солдата, будь то артиллерист или пехотинец с гранатой, должно быть с избытком мужества, опыта, хладнокровия и банального человеческого везения. Сжечь танк бензином практически невозможно. Это только в кино удачно брошенная бутылка немедленно приводит к воспламенению бронированной машины. На самом же деле любой танк надёжно защищён от открытого пламени, и бензин разве что испортит его внешний вид. Бутылки с зажигательной жидкостью КС, в отличие от бензина, дают едкий дым, источаемый горящим фосфором, однако как машина, так и экипаж вполне могут пережить даже это.

Связка гранат, брошенная под танк, может, конечно, проломить днище, но… гранаты устроены таким образом, что взрываются с замедлением, и рассчитать, чтобы они сдетонировали в нужном месте, очень трудно. Противотанковое ружьё, образ которого так полюбился советским кинематографистам, способно пробить танк только выстрелом в упор, а отверстие диаметром в один сантиметр вовсе не обязательно нанесёт боевой машине какой-либо вред. Артиллерия в борьбе с танком, само собой, гораздо эффективней, но не зря орудия ПТО называли «Прощай, Родина». Всего 1-2 выстрела – и прилетит фугас, от которого не защищённый бронёй орудийный расчёт может быть уничтожен вместе со своим орудием. Да и попасть в движущийся танк, а, попав, пробить броню, тоже крайне непростая задача.

Как итог, танк – это тяжёлая, опасная и морально подавляющая противника цель, это стальной кулак наступления, который стоит для обороняющихся многих и многих жизней. А немецкий танк с противоснарядной бронёй – это надёжная, довольно крепкая машина смерти, боевая эффективность которой обеспечивалась, кроме уровня технического оснащения, ещё и великолепными танкистами и стойкой, профессиональной пехотой.

 

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Немецкий танк Т-3 (Panzer III) с десантом, в атаке. (Взято тут https://www.pinterest.ru/pin/696298792360725837/)

 

Более 30 таких машин смерти, совместно с пехотой, ударом вдоль разрывали боевые порядки 343-й стрелковой дивизии. Передовые позиции 1151-го стрелкового полка постепенно оказывались в окружении. К 12 часам дня, пройдя 2,5 километра, немцы смогли выйти на западную окраину Чалтыря и уже угрожали захватом села. 

Наблюдавшие за боем с передовой на Таганрогском шоссе немецкие пехотинцы обозначили свои позиции сигнальными ракетами и приготовились поддержать успех танков в тылу наших войск.

В 12:10 43-й батальон мотоциклистов, находившийся на шоссе, передал следующее сообщение:

2:10 Показываются передовые танки, однако противник не отходит, а, наоборот, упрямо держится на своих позициях. Танки многократно переезжают через ячейки русских, и только после этого те сдаются. 4-й танковый полк взял в итоге 300 пленных. Но так как не каждую ячейку можно было переехать, оставшиеся позади русские продолжают сражаться.

В районе 14 часов немцы были контратакованы танками Т-26 81-го танкового батальона, приданного в качестве усиления. Артиллеристы 13-го артиллерийского полка немцев доложили следующее:

Атака противника силами по меньшей мере двух рот с видимым успехом была отражена огнём 9-й батареи. Как позже докладывал лейтенант Пальм из 1-го батальона 66-го пехотного полка: «…разрывы снарядов ложились в самую гущу атакующей пехоты, так что каждое попадание было прямым…». В конце второй половины дня с передней линии сообщили об атаке вражеских пехотинцев при поддержке 15 танков. Сразу же три орудия были развёрнуты на прямую наводку. В результате в полосе второго батальона 66-го полка было уничтожено 10 танков, остальные отошли.

В журнале боевых действий 3-го армейского корпуса также упоминается эпизод боя с нашими танками:

4:00 …Атака русских танков. Из 16 прорвавшихся – 11 подбиты 2-м батальоном 66-го пехотного полка. По большей части – связками гранат.

То есть пехота доложила, что танки уничтожены гранатами, а артиллеристы донесли наверх, что дело решили они… На войне так бывает…

Касательно наших танков стоит сказать, что Т-26, будучи самым массовым советским танком начального периода войны, обладал противопульной броней, к началу войны уже устарел и, в отличие от основных немецких машин, не представлял из себя грозной боевой единицы.


Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.

Вахта памяти посвященная обороне Ростова-на-Дону в 1941-42 гг.
Погибшие в бою танки Т-26 (взято тут http://voenspez.ru/index.php?topic=53841.20)

 

Критический момент наступил во второй половине дня, когда немецкие танки вышли на шоссе. Поверни танки налево – и Чалтырь был бы захвачен. А с захватом села рухнула бы оборона всей 56-й Отдельной армии – позади до самого Ростова лишь открытое пространство да остатки разбитой 31-й дивизии Озимина. Чувашев наверняка понимал, что если немцы ударят со стороны шоссе навстречу своим танкам, то беды не избежать. Но дивизия не пятилась – дралась. Дралась и не давала противнику повода подумать, что можно взять Чалтырь буквально последним рывком. Немцы пишут о пленных, но их было относительно немного, особенно учитывая колоссальную психологическую нагрузку, возникающую в ту минуту, когда грохочущая стальная махина идёт убивать конкретно тебя...

Донесение 1-го батальона 4-го танкового полка свидетельствует о тяжёлом бое с русской пехотой и неуверенности немецкого командования в том, что следует делать дальше – брать Чалтырь или отступать в Недвиговку.

...Между тем слева 2-й батальон 4-го танкового полка с 1-м батальоном 66-го пехотного полка уже достигли главной дороги. Дальнейшее продвижение на юг излишне. Батальоны по приказу командира полка разворачиваются на запад…

С этого момента полк широким фронтом продвигался вперёд по обеим сторонам от главной дороги (1-й батальон справа, 2-й – слева), попутно подавляя засевшую в стрелковых ячейках многочисленную пехоту противника. Было взято большое количество пленных. Преодолев одну очень обрывистую балку южнее кургана Коржов, в районе 13:30 передовые части батальона вступили на передовую линию группы «Хааке». Быстро была установлена связь с командиром, майором Хааке, который попросил зачистить склоны в северо-восточном направлении, занятые окопавшейся русской пехотой. Приказ о зачистке получила и выполнила 1-я рота, действовавшая совместно с ротой стрелков-мотоциклистов. При этом было взято в плен около 250 русских. Тем временем 1-й пехотный и 2-й танковый батальоны двинулись в обратном направлении, то есть на восток. Когда достигли местности севернее хутора Хопры, по рации последовал приказ остановиться.

Танки батальона стремительно выдвинулись на передний склон высоты, где были обстреляны противотанковыми орудиями и, вероятно, танками противника…

Роты под охранением отошли назад для заправки топливом и пополнения боекомплекта. После наступления темноты батальон получил приказ вернуться в Недвиговку…

В районе 23:00 указанный район был достигнут, и батальон размещён по домам.

Бой за высоты севернее балки Каменная, зачистить которые и просил майор Хааке, также описан в донесении разведчиков 13-го танкового разведывательного батальона. Только количество пленных там другое.

Особенно сильная группа противника ещё держит кустистую местность на северном фланге. Потребовалось ввести в бой танковую роту и 3-ю роту мотоциклистов, усиленные взводом сапёров, с тем чтобы ликвидировать эту группу. При этом было захвачено 7 офицеров и 202 солдата. Зачистка очагов сопротивления ни в какой мере не замедляет основное продвижение войска вперёд, на восток.

В донесении 2-го батальона 4-го танкового полка за вторую половину дня есть ещё одна интересная запись:

В завершение батальон вступил в сильный бой с русским бронепоездом, который вёл обстрел с направления западнее Хопры.

Начиная с Таганрога, бои против 7-го дивизиона бронепоездов (поезда №22 и №29) довольно регулярно упоминаются в донесениях немцев. Частям, продвигавшимся вдоль шоссе, приходилось постоянно считаться с опасностью, исходившей от бронепоездов, и привлекать для борьбы с ними тяжёлые зенитные орудия и авиацию.

Напряжённый бой в районе шоссе, судя по всему, заставил немцев метаться. Сначала ударные батальоны развернулись на запад и соединились со своими за балкой Каменная. Скорее всего, немцы решили, что опасно оставлять за спиной передовую 1153-го полка и что перед ударом по Чалтырю хорошо бы получить подкрепление из боевой группы «Хааке». Как только танки вошли в расположение группы, майор Хааке попросил танкистов помочь ему очистить высоты севернее балки, на которой находилось сильное боевое охранение 1153-го полка. В 15:30, выделив танковую роту для выполнения просьбы майора, основные силы взяли с собой подкрепление, и, развернувшись, снова двинулись на восток.

Бой на подступах к Чалтырю продолжался до конца дня. Только к 23 часам группы «Родлих» и «Родт», ещё утром начавшие наступление на боевые позиции рядом с селом Крым, вошли в хутор Недвиговка. Группа «Хааке», ожидавшая своего часа, чтобы отправиться к Чалтырю вслед за танками, не продвинулась вперёд ни на метр. Немцы заявили, что пленили 750 человек, сожгли 10 или 11 танков (в разных донесениях разные цифры) и уничтожили 8 орудий.

В оперсводке №11 штаба 56 Отдельной армии, датированной 27 октября, относительно 343-й сд указаны следующие потери по состоянию на 24 число: 1151-й сп – 878 человек (из них пропало без вести – 684), 1155-й сп – 34 человека убитыми, 78 – ранеными. О потерях 1153-го полка при этом не сказано ничего. 

Потери немцев были на порядок меньше. По донесениям этих дней можно насчитать не более 50 убитых, большую часть из которых (по рассказам местных жителей) либо похоронили сразу, либо уже после боёв отыскали и перезахоронили на дивизионном кладбище в хуторе Весёлый.

 

Часть третья


23-31 октября

Немцы переходят к обороне


23 октября на передовой в районе шоссе царило относительное затишье.

13-я танковая дивизия исчерпала себя за предыдущий день и, несмотря на 700 солдат, присланных в качестве оперативного пополнения из 60-й пехотной дивизии, наступательные действия вести не могла.

В журнале боевых действий корпуса за это число появилась запись о критическом состоянии 13-й танковой дивизии и приказе по корпусу о переходе к обороне:

9:00 Возобновление атак противника (2 батальона с танками) против 13-й тд из каньона севернее Крыма. Атака подкреплена новыми силами русских. На основании сообщений от 13-й тд у корпуса сложилось впечатление, что она находится в критической ситуации.

с) Дивизия не располагает резервами. Так атаку русских, которую предполагалось отбить при помощи резервов, сдержали собственными силами.
Для поддержки 13-й тд корпус приказал:
1. Готовность к маршу для 627-го батальона сапёров и незамедлительное выступление к 13-й тд. Туда уже послан офицер связи.
Подтянуть батальоны от гавани Каракаш к гавани Морской Чулек. Выступить по приказу корпуса.
2. Наладить снабжение и подвоз.
3. Перевести I/SR/108 Самбек…
4. Выделить 150 сапёров из 14-й тд. 
5. Выделить подразделения артиллерии корпуса (21 см мортир и 10.5 см орудий)
6. Осуществить бомбардировку Крыма
7. Предложения о мероприятиях по улучшению подвоза.

14:25 Дальняя разведка Лейбштандарта сообщает о движении противника на запад из района Персиановка.

14:45 Приказ по корпусу о переходе к обороне.

А вот единственная запись относительно этого дня из донесения 43-го батальона стрелков-мотоциклистов:

23 октября - русские подавляли наши позиции самолетами и артиллерией.

Из донесения 3-ей батареи 13-го артиллерийского полка:

23 октября не принесло изменений в положении. Русские находятся на противоположной стороне в укреплениях, защищенных проволочными минными заграждениями. Огневой деятельности не ведётся в связи с тем, что положение со снарядами остается неудовлетворительным. Русские на своих позициях ведут себя тихо.
 ...В районе 16:00 русские два раза произвели обстрел ракетами, однако он не был эффективен. Вечером прибыли первые 60 снарядов 6-й батареи 13-го артполка. Это первый подвоз начиная с 20 октября, позволяющий хоть немного обстреливать местность.

Обстрел ракетами, то есть установками «Катюша», вёл дивизион 8-го полка гвардейских минометов, который до 20 октября входил в состав 31-й сд, а после был передан полковнику Чувашеву вместе со всей наличной артиллерий отходившей в тыл дивизии.

Севернее, напротив бывшего немецкого плацдарма, роты 1151-го стрелкового полка, прижатые к склону балки, пытались улучшить свои позиции. Однако успеха их атаки не достигли.

Штаб 13-го артиллерийского полка немцев так описывает этот день в своём донесении:

8:45 Противник атакует 2-й батальон 66-го пехотного полка силами 300-500 человек. 3-я батарея 13-го артиллерийского полка подавляет эту атаку ещё на исходных позициях в низине северо-восточнее села Крым. Позже, с 8:55, огонь по противнику открывает 8-я рота 13-го артиллерийского полка. Атака русских не была поддержана резервами, и только слабые силы в итоге достигают участка. 3-я батарея 13-го артиллерийского полка подавляет атаку с незначительным расходом боеприпасов (в пределах боекомплекта). Новая волна наступления, которая началась в 9:30 с тех же исходных позиций, была подавлена коротким артналётом тяжёлого подразделения 2-й роты 13-го артиллерийского полка. Русское командование больше не имеет достаточно сил, чтобы провести организованное наступление на прежнем участке, и выталкивает на расположенные к западу склоны только отдельные мелкие группы. Сильный беспокоящий огонь противника смогли частично устранить, подавив предполагаемую позицию наблюдателя. 9-я рота 13-го артиллерийского полка заставила замолчать взвод тяжёлой батареи противника, который до этого не могли накрыть остальные. Далее в течение дня противник продолжает выдвигать на наш участок небольшие группы, которые через ручей подходят на 200 метров к передовой линии. Силы с востока подводятся в села Чалтырь и Крым, а также в низины к северу от последнего.

Противник не обнаруживает новых намерений наступать. Лишь время от вpемени производит попытки сильными разведками прощупать нашу оборону. В том числе и попытки разведки с боем.

Общее впечатление: русские готовят сильную оборону. Напротив боевых групп «Радван» и «Родт» – главная линия текущей вражеской обороны между участком ручья и сёлами Крым-Чалтырь. Дальше эта линия уходит севернее и загибается на запад. Вражеская артиллерия с умело выбранных позиций оберегает передвижения войск беспокоящим огнём. Полк постоянно мешает передвижениям противника и предотвращает дальнейшее усиление предполагаемой линии обороны. Мощные разведки противника, в любом случае, отбиваются.

Благодаря короткому расстоянию и большому количеству получаемых боевых донесений полк регулярно передаёт 66-му пехотному крайне важные сведения. Очень хорошая и тесная работа с 66-м.

Ещё одно интересное донесение поступило из 2-й батареи 13-го артиллерийского полка:

23.10 Задача для боевой группы в дальнейшем – оборона. Батарея мортир дважды подавляла бронепоезд, который после этого ушёл на восток. Следом 4-я батарея также успешно подавляет обнаруженные арт. позиции противника, и они замолкают (пленные позже сообщили, что при этом было уничтожено два орудия). Однако, несмотря на многочисленные появляющиеся цели, стрелять нужно крайне умеренно из-за недостатка боеприпасов. 8-я батарея снова вернулась в свой батальон. 5-я батарея 13-го полка должна вместо этого подчиниться 2-му батальону 13-го полка. Тем не менее, она остаётся с боевой группой «Родт», так как русские сильно атакуют из Крыма. Время от времени наши позиции обстреливаются обоими видами артиллерии противника. После обеда и вечером русские дважды применили ракетное оружие. Нужно признать, что это очень ощутимо для действий нашей артиллерии.

24 октября продолжились частные наступательные операции наших войск и активные действия артиллерии по всей линии соприкосновения дивизий 56-й Отдельной армии и 3-го Армейского корпуса немцев.

Фронт на шоссе оставался неизменным. Немцы наблюдали, как полосы обороны укрепляются посредством проволочных заграждений и минирования склонов. Подавлять обнаруженные цели не хватало боеприпасов. Всё, что удавалось доставить, командиры боевых групп берегли на случай подавления наших наступлений.

Видимо, единственный случай, когда артиллерия была использована для другой цели, описан в донесении 2-й батареи 13-го артиллерийского полка:

В середине дня группа «Эрфурт» совершила артналёт на позиции противника. Одновременно из Хопров выдвинулась разведгруппа 2-го батальона 93-го полка. В завершении артналёта участвовал и наш батальон, усиленный подчинённой группе «Эрфурт» 3-й мортирной батареей 13-го артполка. Дымовыми снарядами обстреляли заднюю оконечность вражеских позиций. Цель данных действий состояла в том, чтобы побудить русских перебегать на нашу сторону. Пленные говорили, что к этому имеется большая склонность. Цель достигнута отчасти – русские не перебегали к нам, но бежали на восток. К сожалению, этот успех не удалось использовать полностью и занять позиции противника вследствие сильного минирования местности.

В дальнейшем день прошёл спокойно.

Немцы всё ещё надеялись на то, что наша пехота либо будет массово сдаваться под натиском танков, либо побежит… Но бойцы 343-й свои позиции держали. В донесении сказано, что только мины не позволили немецкой пехоте продвинуться вперёд, но любое минное поле не представляет большой опасности, если его не прикрывают войска.

Немало хлопот немцам доставляла также наша артиллерия, расположенная в низине балки Калмыцкая, активная деятельность которой, к тому же, дополнялась широким использованием авиации. Некоторые налёты в немецких документах описаны довольно эмоционально, несмотря на то, что к большим потерям они не привели.

Вот боевое донесение 13-го танкового разведывательного батальона:

В этот момент неожиданно последовал налёт вражеской авиации, силами 48-ми самолетов. Возникло опасение, что предполагаемой целью налёта являются части 93-го мотопехотного полка. Каждый подумал: «Бедный полк!» Быстро пришло известие о потерях – два убитых в боевом обозе 43-го батальона мотоциклистов.

Из двух донесений 13-го танкового полка: 

Очень значительная деятельность авиации. Самолёты крупным соединением в 54 единицы бомбят позиции 1-й батареи 13-го артполка, но безрезультатно. Двое легкораненых после двух бомбардировок.

Вечером и ночью снова оживлённая деятельность авиации противника. Только в районе работы 2-й батареи было произведено семь бомбардировок.

Другие упоминания о воздействии нашей авиации также похожи между собой – много морального давления при относительно невысоких потерях (впрочем, аналогично можно сказать и о бомбардировках, осуществляемых люфтваффе, которые, на самом деле, велись не менее активно).

24 октября был нанесён бомбовый удар по селу Крым и расположенному там танковому резерву 56-й армии. В тот же день об этом налёте появилась запись в Журнале боевых действий 3-го корпуса:

14:30 5-й корпус авиации сообщает, что подавление танковых взводов невозможно. Так применение авиации в Крыму, по высказываниям пленных, вызвало лишь незначительные повреждения у обеих танковых колонн.

25 октября мелкие подразделения 343-й дивизии пытались овладеть высотами севернее хутора Хопры. Немцы, несмотря на довольно ограниченные силы, раз за разом продолжали удерживать свои позиции благодаря крайне эффективной работе артиллерии. На аэрофотоснимках того периода видно, что сплошной линии траншей не существовало. Противник оборонял линию соприкосновения посредством отдельных опорных пунктов, а на нашей стороне по-прежнему господствовали индивидуальные ячейки либо траншеи, рассчитанные на отделение бойцов. Удерживая высоты, солдаты вермахта имели возможность просматривать позиции 343-ей далеко вглубь и использовать артиллерию на подавление любого движения, в то время как наши пехотинцы и, что главное, артиллеристы не видели дальше гряды высот перед селом. Такое положение дел заставляло Чувашева вести постоянную борьбу за эти высоты. Один из таких боёв произошёл ночью 25 октября. О нём сказано в донесении 13-го танкового разведывательного батальона:

25.10.1941 В районе 23:00 охранение заметило справа от дороги какое-то движение. Сразу последовала тревога. В свете сигнальных ракет стало видно, как русские, силами до роты, заходят на позиции 3-го взвода, намереваясь нанести подразделению фланговый удар. Атаковали с применением ручных гранат и примкнутыми штыками. Быстро перенесённый в направлении противника огонь взводов фельдфебеля Шрама и лейтенанта Николая позволил подавить атаку. Параллельно по правую руку от них вели огонь противотанковое орудие и пулемёт. Сосредоточенные силы русских имели превосходство, но благодаря точному и уверенному огню пулемёта основная часть атакующих была уничтожена. Другая часть была уничтожена в ближнем бою с применением холодного оружия. Остатки обратились в бегство. 1-й взвод, сапёрный взвод и группа тяжёлых пулемётов не потребовались. Так же, как и противотанковое орудие, расположенное слева…

…На КП 2-й роты 13-го танкового разведбата из водителей и посыльных были созданы тыловые позиции на высоте, однако русские до них не пробились. Сражение уже было решено в пользу усиленной 2-й роты 13-го танкового разведбата. В районе 00:30 противник применил ракетное оружие, вероятно, чтобы помочь своим частям. В районе 01:30 сражение было окончено. Ненадолго обстановка оживилась в районе 03:00, когда русские попытались открыто искать своих раненых и отдельных заблудившихся. Новая атака, которую следовало бы ожидать утром, не состоялась.

По информации, полученной от пленных, установлены подробности вечернего нападения: русские, силами около 120 человек и под руководством майора, пытались занять высоты, обороняемые нашей ротой. Задача стояла такая: добыть пленных и создать возможности прорыва крупных сил в глубину немецких позиций. Благодаря умелым действиям роты планы русских были сорваны. Убиты 62 человека (из них 3 офицера) и 37 взяты в плен. Остаток, в большинстве своём раненые – распылён. Наши потери составили – двое убитых и семь раненых. На следующий день умерли ещё двое.

26-31 октября основные действия противоборствующих сторон свелись к артиллерийским дуэлям и продолжавшимся, но уже с меньшей интенсивностью, атакам советской пехоты, цель которых была прежней – овладеть высотами к северу от Хопров. 

Части 353-й стрелковой дивизии, выдавленные в предыдущих боях к низине балки Калмыцкая, пытались занять западный склон и завязать борьбу за высоты. На этом участке немцы имели ещё более разреженную оборону, но огнём с высот и при помощи артиллерии не позволяли нашей пехоте занять выгодные позиции. До первых чисел ноября полки 353-й пытались закрепить за собой западный склон балки, но успеха так и не достигли.

Об интенсивности боевых действий артиллерии свидетельствует рапорт 13-го артиллерийского полка за все эти дни:

26.10.1941 года 

Очень мощный (особенно в первой половине дня) беспокоящий огонь противника в направлении наблюдательных пунктов, представляющих собой наиболее привлекательные цели для русской артиллерии. Основной задачей полка стало обнаружить точное местоположение и подавить источник огня. В ходе звуковой разведки на правом участке артиллерия была обнаружена и подавлена. 

27.10.1941 года 

Вновь очень мощное наступление вражеской артиллерии: 3 огневые атаки на участок 1-й батареи 13-го полка. Цель – наблюдательные пункты и огневые позиции полка. В 14.30 враг попытался под прикрытием частично выйти с востока из двух низин. Последовала новая атака на расположенные перед окопами пехоты наблюдательные пункты 5-й батареи 13-го полка, в ходе которой русским удалось продвинуться вперёд на 50 м. Здесь враг был окончательно обессилен огнём 1-й батареи и переброшенным сюда 607-ым дивизионом (очень эффективный отскок на 50 м по передней линии). 

28.10.1941 года 

 Наблюдения за происходящим в первой половине дня позволяют судить о подготовке атаки на участки севернее Крыма. Один наблюдательный пункт 3-го батальона 13-ого учебного полка химической защиты, предположительно, будет передвинут влево, на участок 1-го батальона 66-го полка и ближе к 3-й батарее 13-го артиллерийского полка. 

В 12.30 враг в составе одного полка начинает наступление с наблюдательного пункта, расположенного к северу от Крыма, на место стыковки между 66-ым пехотным полком и дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». 3-й батарее 13-ого артиллерийского полка вместе с батарей мортир удаётся достичь положительных результатов действий, направленных против вражеской пехоты, когда последняя пересекала холмистую местность к северу от Крыма, пытаясь проникнуть на дно балки Калмыцкая (однако частично у неё всё же получилось это сделать). Оставшаяся часть солдат, к которым, по всей видимости, должно подтянуться мощное подкрепление (серьёзные передвижения в низине), пытается окопаться на высотах перед участком. Огневой налёт батареи 3-го учебного полка химической защиты, при поддержке 3-й батареи 13-го полка, вновь полностью отбросил врага назад, не позволив занять высоты. При этом нет возможности воспрепятствовать продвижению врага через высоты в течение ночи. Существенная нехватка боеприпасов не даёт вести беспокоящий огонь. Батарея получает приказ «Огонь» только в случае мощных атак со стороны врага. 

29.10.1941 года 

Повторное наступление врага на место стыковки между 66-ым пехотным полком и дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» было довольно слабым и разбито 3-й батареей 13-го полка практически сразу после его начала. 

30.10.1941 года

Русские, по большей части, занимаются укреплением своих позиций.

Таким образом, бои, которые после 22 октября свелись к отдельным стычкам за высоты, в итоге стихли практически полностью. Немецкое командование ещё 23-го числа отдало приказ об обороне и из последних сил 13-й танковой дивизии пыталось удержать свои позиции на шоссе. Фронт относительно стабилизировался, и обе стороны активно «зарывались в землю».

Краткое донесение 2-й батареи 13-го артиллерийского полка, по сути, вместило в себя все события этих дней: 

Боевое донесение за период с 26 по 30.10.1941 года

В период с 26 по 30 октября особых боевых действий не происходило. Временами усиливался артогонь русских. Снова применялось реактивное оружие. Были небольшие попытки атак со стороны пехоты. Батальон несильно отвечал на огонь противника. Вследствие дефицита боеприпасов огневая деятельность батальона в целом незначительна и с 29 октября прекращена практически полностью. Только угрожающие атаки, при отражении которых оружия пехоты недостаточно, разрешается подавлять с расходом снарядов. Для сбережения от вражеской артиллерии и самолётов всё закапывается глубоко в землю. С постройкой укреплений начинается позиционная война. Однако попытки атак русских на нашем участке предпринимаются редко.

 

Заключение

Заканчивался октябрь. Высокие штабы немцев, убедившись в бесперспективности прямого удара на Ростов, готовили новую операцию по захвату города посредством глубокого обхода позиций 56-й армии с севера. И уже 5-го ноября враг приступил к реализации своего плана ударом в направлении города Шахты. Таким образом, атакующее остриё вермахта на третьем стратегическом направлении сместилось на 50 километров севернее, в полосу действий 14-го армейского корпуса, а на Таганрогском шоссе, где дивизии Клейста уперлись в неприступную стену, наступило относительное затишье...

Справедливости ради надо сказать, что к середине осени 41-го немцы уже не обладали той пробивной силой своих передовых танковых частей, что в самом начале войны, и далеко не всегда могли сосредотачивать нужное количество пехоты на направлениях главных ударов. Стратегия быстрой войны не предполагала столь же быструю компенсацию потерь, и после нескольких месяцев боевых действий дивизии вермахта начинали постепенно испытывать нехватку численного состава. Впрочем, цифры на войне – это ещё не всё. Имея возможность бить нашу армию по частям, враг пока не нёс критических потерь и сохранял костяк своих ударных дивизий. Немецкий солдат, будь то танкист, пехотинец, артиллерист или лётчик, если ему повезло остаться в живых, приобрёл такой опыт, который позволял военачальникам оперировать относительно небольшими силами с высокой степенью эффективности. Не было в немецких частях танкобоязни, не было и проблем с обучением новобранцев – «старые» солдаты тогда ещё успевали передать им навыки выживания на войне. Позже, когда костят немецкой армии будет выбит, у наших солдат появится выражение что «немец уже не тот», а в то время наш противник был на пике своих успехов.

Осенью 41-го судьба войны решалась на полях Подмосковья, и обе противоборствующие стороны отправляли туда львиную долю своих резервов. Не имея существенных пополнений, 13-я танковая дивизия вышла на рубеж села Чалтырь в уже довольно ослабленном состоянии. Будучи всегда на острие атаки 3-го корпуса, она несла самые большие потери и к моменту, когда ей пришлось пробивать коридор на Ростов, имела существенный недокомплект сил. После боя 22 октября в танковом полку осталось всего 22 машины (по штату 200), а один из двух батальонов, участвовавших в этом бою, состоял теперь только из 223 солдат и 4 офицеров.

Помимо низкой численности, дивизия также испытывала острые проблемы с подвозом всех необходимых для войны ресурсов. Октябрьские дожди сделали дороги крайне труднопроходимыми, так что немцам приходилось экономить топливо и особенно боеприпасы для артиллерии. Донесения буквально на четверть состояли из информации о погоде и дорогах. Тем не менее дивизия, несмотря ни на что, продолжала действовать чрезвычайно эффективно. Сказывались опыт, моральное преимущество и более совершенное техническое оснащение армии. Прекрасно вооружённые немецкие солдаты обладали стойкостью в обороне, а в атаке – упрямством и бесстрашием. Офицеры, в свою очередь, были большими мастерами тактики на поле боя и умело использовали даже малые силы. 30-35 танков и порядка 500-600 солдат при поддержке артиллерии в бою 22 октября прошлись вдоль полнокровной 343-й сд и понесли относительно умеренные потери. Одной из ключевых особенностей в организации действий немецкой пехоты была высокая насыщенность пулемётами. По сути, каждое отделение представляло собой 10 солдат, обслуживающих пулемёт: все они тащат на себе патроны, при ведении огня стреляют двое, а другие 8 защищают стреляющих, и любой из них может в нужный момент заменить пулемётчика. Дальше танки – основной ударный элемент вермахта. Они обладали вполне сносной на момент начала войны бронёй, были надёжными, ремонтопригодными и, вкупе с хорошо подготовленными экипажами, являлись крайне опасной силой. То же самое касалось артиллерии и авиации… Всё это, как итог, позволяло командующему составу немцев организовывать высокоэффективное взаимодействие различных родов войск и наносить большой ущерб соединениям Красной армии, чьим командирам только ещё предстояло научиться подобному. Честно драться и умирать наши солдаты, от рядовых до генералов, умели, а вот науку делать это так, чтобы умирал противник, приходилось постигать прямо по ходу боевых действий и платить большой кровью.

Немецкая армия пока не потерпела ни одного крупного поражения, а это само по себе плохо сказывалось на моральном состоянии наших бойцов. Холодной дождливой осенью 41-го наверняка трудно было представить, что врага можно бить, что можно заставлять его отступать. Слишком быстро немцы достигли своих успехов, слишком быстро смяли кадровую армию и оказались под Москвой, Ленинградом и Ростовом. Несмотря на всю пропаганду, многие из тех, кого призывали в формируемые дивизии, уже не верили в победу. В Ставке Верховного Главнокомандования, конечно, знали, что у нас ещё есть резервы, что ещё далеко не всё потеряно – планировалась Московская стратегическая операция, готовились новые дивизии для других участков фронта, проводилась колоссальная работа по эвакуации промышленности. Страна жила, страна воевала, партийное руководство делало всё возможное для победы... Но рядовой, призванный в новую, свежесформированную дивизию, видел из своего окопа несколько иную и гораздо более унылую картину: немец сильнее, немец бьёт, немец наступает, и пока никто и нигде не смог его остановить. Такого рода настроения в рядах РККА зачастую приводили к довольно слабому сопротивлению и массовым сдачам в плен. Особенно это касалось частей, где был велик процент людей в возрасте. Молодое поколение, воспитанное уже в советское время, обладало гораздо большим энтузиазмом и чаще всего продавало свои жизни подороже. То же самое можно сказать о высокомотивированных коммунистах, не тех формальных, которые массово появились в позднем СССР, а настоящих патриотах, готовых, не задумываясь, отдать свои жизни за Родину, за советский народ. Но главная проблема всё же состояла в повсеместной нехватке военных знаний и опыта.

На момент вступления в бой 343-я сд имела штатную численность порядка 14 тысяч человек, однако основные силы полковник Чувашев смог подтянуть только на подходе к Чалтырю. Надо отдать должное Ставке Верховного главнокомандования и штабу СКВО, которые успевали затыкать дыры в обороне, иногда в самый последний момент. Так было с 31-й сд, а потом и с 343-й. Прибудь 31-я на день-два позже – и защищать Таганрог было бы некому. Задержись на один-два дня 343-я – и наверняка враг успел бы взять Ростов, ворвавшись в него на плечах разбитой 31-й. В условиях стремительного продвижения немцев дивизии, как правило, сгорали очень быстро, и новым приходилось вступать в бой буквально с колёс. Раз за разом Красная армия, будто птица Феникс, возрождалась на рубежах войны, а наш противник сравнивал её с гидрой, у которой вместо одной отрубленной головы вырастает другая.

Однако всё это стоило большой крови. С 17 октября по 1 ноября 343-я стрелковая потеряла 3292 человека убитыми и ранеными. Соседняя 353-я – 1131 человека. 7-й дивизион бронепоездов, активно участвовавший в боях и неоднократно вступавший в артиллерийские дуэли, потерял 38 человек (предварительные и, возможно, неполные данные согласно общей сводке №1 штаба 56-й Отдельной армии).

Немцы тоже понесли заметные потери. Командир 13-й танковой дивизии Вальтер Дюверт отсылал в штаб корпуса донесение за донесением о невозможности активных действий и даже обороны. Тем не менее его дивизии удалось выстоять под нашими атаками в конце октября. 

Впереди был ноябрь – месяц, которому предстояло стать одновременно и трагедией, и триумфом борьбы за Ростов. 17 числа немцы предпримут третью попытку захватить город и уже 4 дня спустя добьются успеха, отбросив войска 56-й отдельной армии к югу за реку Дон и к востоку в сторону Новочеркасска. А менее чем через неделю, 27 ноября, передовые силы 56-й армии по льду форсируют Дон и ворвутся в Ростов, чтобы, после трёх дней ожесточённых уличных боёв, вновь его освободить...

Но это всё случилось потом, а тогда, в октябре, произошло сражение, ставшее для наших бойцов первой большой победой и вдохновившее всю страну. Те 14 дней на Таганрогском шоссе, момент истины 343-й стрелковой дивизии, будучи относительно рядовым событием в масштабах всей войны, тем не менее стали предтечей другой невероятно важной победы – той, которая позволила нам отстоять «Ворота северного Кавказа» и вселила веру в возможность окончательной победы над врагом. 

Использованы следующие источники:

NARA T354 R-611

NARA T314 R186

NARA T314 R183

NARA T313 R22

NARA T315 R640

NARA T315 R641

NARA T315 R642

NARA T315 R-656

ЦАМО РФ. Ф. 148-А. ОП.3763. Д.96. 

ЦАМО РФ. Ф.412. Оп.19295. Д.19. Л.40.

ЦАМО РФ. Ф.3586. Оп. 1. Д. 4.  Л. 98.

ЦАМО РФ. Ф.115. Оп.1. Д.15.

ЦАМО РФ Ф.1673. Оп. 1.  Д. 3.

 Огромная благодарность моему другу Лобачеву Эдуарду, за помощь в работе с материалами на немецком языке!

Sergey_A* (19.05.19 20:02)

До сих пор идут споры о гибели курсантов РАУ летом 1942г?

Stanichnik (19.05.19 20:27)

Согласен, что неудачная формулировка. Споры идут об обстоятельсвах гибели курсантов. Исправил.

Игорь (19.05.19 21:16)

Вообще-то, точные места не подтвеждены как и обстоятельства. Только поднятые курсачи скажут правду.

Sergey_A* (20.05.19 12:42)

я об этом

Андрей Stanichnik (20.05.19 15:28)

Сергей, в программе поиска есть тема "курсантов РАУ". Но, военные поисковые отряды надо направить по нужному пути. Это могут сделать только командиры "Рыси" и "Родины". Командир "Родины" по хорошему "болен" 41-м годом. С командиром "Рыси" я не знаком. Но все равно надо действовать через них. Если у тебя есть конкретный план поиска у Каменного Брода, давай его воплощать.

Игорь (22.05.19 14:07)

Ну если будут ресурсы, желание, пусть здесь поищут полторы тысячи курсантов.

Stanichnik (22.05.19 14:43)

Я вчера в ОК набрёл на сообщество выпускников РАУ. Они отряд организовали. Выставили фото обустройства лагеря. Будут искать курсантов.

Stanichnik (22.05.19 14:50)

Да, все правильно. Поисковый отряд "Памяти РАУ" в прошлые выходные начал вахту. 25.05. начнут копать. Интересно было бы с ними связаться.

Игорь (22.05.19 16:01)

Андрей, адрес скиньте, пожалуйста

Nгорь (10.06.19 10:49)

Странный народ. Странная мотивация. Думал будет хоть какое-то пересечение векторов поиска. Им это не интересно, они и так все знают, и все и всех уже нашли. Это моя личная кочка зрения.

Stanichnik (10.06.19 12:47)

А копать-то они будут?

Игорь (10.06.19 13:38)

Копали силами детей один день. Наковыряли в противотанковом рву патронов и на краю поля неопознанную ногу. Мозгов нет от слова "совсем", детишки могли бы и ВОП поймать.

stiiks (10.06.19 16:47)

Не в обиду поисковому отряду "Памяти РАУ" на звание поискового они не тянут от слова совсем. Больше похоже на патриотическое объединение по воспитанию молодежи.

Лусеген (10.06.19 17:25)

Молодой отряд. В декабре прошлого года были на слете в первый раз. Вполне возможно, что они пока не представляют какая пропасть между книгами, рассказами и полем. И каких всё стоит трудов.

Мне не очень нравится, что вахты открывают со все большим размахом, а работяг с лопатами все меньше. Надо бы закрытия вахт делать в торжественной обстановке, если заработали, а не открытия)

Игорь (10.06.19 19:06)

Да ладно, пусть хоть так. Всё больше узнают. Опыт придет, надеюсь без подрывов.

Stanichnik (10.06.19 22:28)

У меня в багажнике фискарс наточен до состояния опасной бритвы. Так что господа военспецы, жду команды.

Игорь (12.06.19 21:25)

Фискарс топор или лопата?)))

Stanichnik (12.06.19 21:32)

А нужен топор? Заведем и топор))

Sergey_A* (22.05.19 16:49)

я Ваше внимание на дату хотел обратить всего лишь...

Игорь (22.05.19 16:55)

Лишь всего на год ошибся он)))

Stanichnik (22.05.19 16:57)

Спасибо. Исправил.

Игорь (19.05.19 21:28)

Лусеген, большое спасибо.

Лусеген (23.05.19 13:02)

Читаю сейчас в оперсводка штаба 56Оа от 21 октября

.....

Нужно ожидать удара противника по танко-доступной местности в направлении Баба-Армянская - Султан Салы и особенно, концентрированного удара танковых частей и мотопехоты противника на стык 353-й и 343-й сд.

....

Следующему дню посвящена глава.

Пытаюсь нарисовать карты. Но пока с этим проблемы. Есть несколько непонятных поментов относительно взаиморасположения боевых групп  линии соприкосновения.

Вячеслав (24.05.19 13:45)

Огромное спасибо за выложенный материал!!!Особая благодарность за фрагмент схемы обороны 353сд!!! она нигде ранее не выкладывалась! Фрагмент севернее Султан-Салов, возможно, решит загадку точного расположения 1бат. 902ап, места гибали моего прадеда.  Лусеген, было бы весьма увлекательно пообщаться с вами по данной тематике! Спасибо!

Лусеген (24.05.19 16:44)

Вот все что есть...

Эдуард Вартанов (30.05.19 19:29)

Военный Совет 56 ОА тоже - в свое время – провел не менее тщательный разбор этих 14 дней боев. Перерасход в живых людях остался без оценки, но перерасход в снарядах – особенно в 343 сд,  был оценен как «ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПЕРЕД РОДИНОЙ».  02.11.41 за № 25 Начарт56 издал норму расхода снарядов в день, для: ПА 76мм – 5 сн; ДА76мм – 8 сн; 122мм гауб – 6 сн; 152мм гауб – 4 сн; 122мм пушки31г. – 6 сн; 152мм пушки 30г. – 4 сн. Командиров предупредили, что за перерасход снарядов против нормы, они будут привлекаться «к строжайшей ответственности», что вскоре предопределило катастрофу 17 – 21 нояб41.

Stanichnik (30.05.19 20:07)

Звучит страшно. Но если подумать, как еще заставить беречь снаряды? Наверное в то время, могли стрелять от страха, лишнее.

Эдуард Вартанов (30.05.19 20:53)

Арткомандиры были не глупее нас. Они так и понимали свою главную задачу в бою. И потому отступали, сберегая снаряды. Согласитесь, лучшего способа экономить, не существует. Я тоже поскорее выхожу из универсама, чтобы излишне не потратиться. Думаю, большая часть МЕОТОВ обоего пола, не менее экономны.

Serj (10.06.19 23:40)

Экономить снаряды, это не значит не вытаскивать их из ящика. Это значит уничтожать цель (тьанк, орудие, пулемётную точку) с первого-второго выстрела. А не тратить на одну цель по дюжине снарядов. Тут главное не бережливость а мастерство.  Не пулять как попало. Глупо упрекать в переасходе наводчика подбившего двадцатью снарядами пятнадцать танков. 

Эдуард Вартанов (11.06.19 21:13)

Ваши слова про МАСТЕРСТВО и БЕРЕЖЛИВОСТЬ командирами батарей понимались как «мастерство в бережливости». В 56 ОА после расп. начарта56 №25 родился почин превращать артбатарею в «опорный пункт» борьбы с танками врага. Делалось так: пушечный расчет, отстреляв норму и не имея приказ менять позицию, брал в руки гранаты, иной подручный материал и вступал в смертельный бой с танками и мотопехотой противника. Эту дичайшую инициативу, тотально выкашивающую квалифицированных артиллеристов, начали воспевать полит пропагандисты (подвиг «батареи Оганова»), но очень скоро пришел окрик из Москвы и мода использовать пушкарей не по их боевому назначению сошла на нет.

Лусеген (12.06.19 11:04)

Ох не представляете Вы как оно все устроено на войне. Даже сейчас мало что поменялось на поле боя. Даже сейчас бывает так, что расчеты каких нибудь гаубиц встречают танки прямой наводкой и погибают. Уйти не всегда представляется возможным и, раз уж так вышло, то лучше, как товарищ Сухов, сначала помучиться прежде чем погибнуть.

Ох уж Ваше любимое "Делалось так...", "Дело было так..."

Касательно распоряжения начарта. Обычная рядовая практика приведения в чувство артиллеристов не вникавших в проблемы подвоза. Не заставишь разумно экономить, так практика стрельбы "Бац-бац и мимо" стала бы обычным делом с последующим отсутвием боеприпасов когда они действительно будут нужны. 

Прикреплю документ. 

Обратите внимание, что было при сверхнормативном расходе боеприпасов. Не растрел, не ГУЛАГ, не штрафбат., а всего лишь объяснение. Что не так? 

Я вот на пивзаводе работал и иногда мне казалось, что наш завод не по выпуску пива, а завод по экономии электроэнергии, углекислого газа, воды, сырья, зарплаты в первую очередь...всего кроме нервов. И это было правильно. И объяснения были рутиной, но не наказанием. 

 

Эдуард Вартанов (12.06.19 17:41)

Обсуждая «экономию снарядов» следует держать в уме и то соображение, что сбереженные в проигранном бою снаряды становятся добычей врага вместе с пушками. Напомню, за октяб – нояб41 56 ОА оставила фонМ в качестве трофеев 606 орудий и 202 танка.

Игорь (12.06.19 18:17)

А вот и документ. Спасибо, Лусеген. Я искал, но не нашел. Чтож, для этго времени приказ своевременный, но и в то же время преступный. Как приказ с поджигателями. Суточные нормы расхода боеприпасов напряженного боя для 41г отличались в 10-20 раз. Интересно то, что одна причин нехватки беприпасов было то, что более 70% боеприпасов остались в приграничных округах, и были потеряны в первые дни войны. Отрицательно сказались на нехватке боеприпасов и другие причины, в частности, и тот факт, что к началу гитлеровской агрессии не удалось в восточных районах завершить ряд строительств, в том числе по производству нитроглицериновых порохов. Наложила свой отпечаток и развернувшаяся уже в первые недели войны эвакуация предприятий НКБ. Надо вспомнить, что не хватало не только боеприпасов, но и вооружения. Рядовые без винтовок, только с коктейлями - ужасная правда Ростова.

Эдуард Вартанов (12.06.19 20:37)

Хуже чем со снарядами «сбереженными»,  была заморочка со снарядами  отстрелянными. Если первые по факту отступления доставались врагу, то в подтверждение вторых командиру батареи надо было успеть, отступая, собрать гильзы, вывезти их с поля боя и сдать на склад для справки к отчетности.  

Лусеген (13.06.19 11:00)

Преступный? А как бы Вы, Игорь, сформулировали подобный приказ? Сделали бы корреляцию Напряженность боя / допустимый расход снарядов? 

А как по Вашему, Игорь, почему немцы тоже поштучно считали каждый снаряд и отчитывались за каждый выстрел? 

Относительно рядовых без винтовок, у меня нет никакой информации. Да и вообще одна винтовка на троих, это, по моему мнению, миф. Часто для того, что бы оправдать плен. Впрочем на войне всяко бывало. И допустим, конкретый пример когда Манштейн бросил пехоту, где у многих бойцов не было винтовок. на укрепления Севастополя. Нет винтовки - тащи патроны, гранаты, коктейли и когда убьют товарища, заберешь винтовку у него.  Ужас не в правде Ростова, товарищи теоретики, ужас в сущности войны, в том как она устроена.

 

Игорь (13.06.19 11:36)

Таки знал, что придется оправдываться.

"Своевременным" я назвал его потому, что у верхнего командования не было иного выхода. Предпосылок к этому было море, и не только о которых говорит "враг народа" Суворов.

"Преступным" - потому, что он однозначно ставил под вопрос выполнение боевой задачи. Распределять конечный ресурс на всех поровну, наверно, не слишком умно. Это говорит о том, что кто-то совершенно не разбирался в обстановке.

В-третьих, считают всё, конечно, для статистики и обеспечения. Было бы глупо этого не делать. Вы же знаете, немцы считали всё, и очень педантично. 

И да, вы совершенно правы - ужас в сущности войны.

Лусеген (13.06.19 11:51)

Справедливости ради, все же попробуйте сформулировать так, что б исключить преступное содержание, но заставить экономить и донести относительно возможностей подвоза.

Снарядов было мало не потому, что вышел приказ, а приказ вышел потому, что было мало снарядов. Соответственно, заставив экономить, появлялся шанс отбиться в случае чего и артиллеристы примерно понимали, на какое количество снарядов могут расчитывать в конкретных сложившихся обстоятельствах. Как раз все было верно сделано и никто не запрещал стрелять. Контролировали и доносили посредством приказа возможности поставки. 

Вы не обратили внимание, что у немцев тоже был подобный приказ? Тоже поди преступный, по Вашему? Или по Вартановски - в любом случае одно и тоже, но у нас это преступление, у немцев обязательно мастерство, педантизм и прочее подобное прекрасное?

Игорь (13.06.19 12:10)

У немцев ВСЕ приказы были преступными априори.

"сформулировать так" - даже пытаться не буду. Пусть военные пыхтят, как решить транспортную задачу при нехватке ресурсов одним приказом. 

Лусеген (13.06.19 14:52)

Уж извините занудство, но я могу перефразировать. Немецкий приказ тоже был преступный по отношению к своим артиллеристам, войскам? 

Всегда считал, что если человек знает как не надо, то наверное примерно представляет как надо.

Лусеген (13.06.19 15:01)

В таком случае лучше вообще оставить обсуждение приказов военных, не пыхтеть. Мы не военные, нам не понять. Просто критиковать, глупо

Эдуард Вартанов (13.06.19 18:52)

Расп. №25 не для применения в бою, а для штабной отчетности. Здесь ключевые слова о перерасходе боеприпасов, их экономии, подошли бы для разбора итогов учебно – показательных стрельб.

В лусегеновской выписке из ЖБД враг с линии огня кричит о нехватке снарядов и их дефиците.   

Вдумайтесь в смысл и оцените подтексты.

Но я не считаю расп. Кариофилли преступным, скорее оно издано по типу лозунга позде – брежневских времен «экономика должна быть экономной».

Образцом по настоящему ПРЕСТУПНОГО приказа я бы посчитал текст Панченко от 22.10 41Г., прилагаю…

Лусеген (17.06.19 09:28)

Не понимаю каким мерилом мерите. Да и вообще не понимаю Вас

Игорь (13.06.19 21:10)

Нет, Лусеген, вы не поняли мякотки, которую я пытаюсь донести. Дело в том, что подготовка к войне велась минимум десятилетие. Но это была не оборонительная подготовка. К этому приказу весь социалистический строй шел минимум 10 лет, а то и все 24. И мы, как образцовые совки, не отторгаем его, потому что привыкли экономить во всем. Эта экономия длилась аж до 80х, и въелась буквально в наше мясо.

Скажем честно, армия, как и весь соцстрой, были не готовы к такому повороту событий. И все эти приказы всего лишь реакция на сложившиеся обстоятельства. Как всегда, вместо заблоговременной подготовки организации снабжения обороны, создания стратегических запасов обороны вдали от границ, создания оборонных заводов в глубине территории, создания многоэшелонированной обороны, создания маршрутизации обеспечения обороны, привлечения специалистов, обучения командного и л/состава действиям в обороне итд. итп. -- один приказ об экономии боеприпасов. Умно, чё. Я говорю, что не мог не родиться этот приказ в КА в это время, все шло к этому. Поэтому "своевременный" и "преступный".

И не надо меня провоцировать немецками приказами. Повторюсь. ВСЕ немецкие приказы преступны априори. А меру, степень, глубину определил Нюрбергский процесс.

Лусеген (17.06.19 09:22)

Не могу согласиться ни с одним словом. 

Относительно немецких приказов даже забавно такое слышать. Искуство ведение войны и действительно преступные приказы, я бы не стал сваливать в одну кучу. 

Лусеген (13.06.19 11:24)

Вот на вскидку про немцев

Запас снарядов таким образом уменьшился еще на 25 снарядов. 22 октября выступающие цели противника подавить было нечем. В 9:00 начавшийся вспомогательный удар группы Радван, поддерживаемый 4-м танковым полком привел в районе 14:00 к соединению с частями группы «Хааке» которая продолжала свое продвижение вперед в направлении Хопры. в следствии чего части 2-го батальона 93-го полка уже проникли в эту местность. Мешающая продвижению наших частей русская артиллерия была подавлена третьей батареей 13-го арт. полка и вынуждена была сменить позиции. Боевая группа «Хааке» вечером этого дня защищала северо-западнее Хопры соединение с левого фланга со вторым батальоном 93-го полка. Запас снарядов батареи, между тем, уменьшился еще на 10 штук. 23 октября не принесло изменений в положении. Русские находятся на противоположной стороне в укреплениях защищенных проволочными минными заграждениями. Огневой деятельности не ведется в связи с тем, что положение со снарядами остается неудовлетворительным. Русские на своих позициях ведут себя тихо. В районе 16:00 этого дня русские два раза произвели обстрел ракетами, однако обстрел был не эффективен. Вечером 23 октября, прибыли первые 60 снарядов 6-й батареи 13-го арт полка. Это первый подвоз с начиная с 20 октября, позволяющий хоть немного обстреливать местность. 

А тут, надо полагать, что немцев был свой преступный приказ отвечть огнем орудий только при недостатке стрелкового оружия, а наша артиллерия, судя по всему, как раз стреляла.

.....Временами усиливался арт. огонь русских. ...... Батальон отвечал немного на огонь противника. В целом огневая деятельность батальона в следствии дефицита боеприпасов – незначительна и с 29 октября почти полностью прекращена. Только угрожающие атаки противника, при отражении которых оружия пехоты недостаточно, разрешается подавлять с расходом снарядов. Для сбережения от вражеской артиллерии и самолетов все закапывается глубоко в землю. 

Эдуард Вартанов (02.06.19 20:27)

А еще было выступление в прессе Ремезова, задорого продававшего успехи 56 ОА «на подступах к Ростову». По иронии, статья вышла в газетах 17.11.41г. т.е. в самый пик катастрофы его армии. Текст Ремезова интересен тем, что командарм (как и Лусеген) так и не понял истинную причину медленного продвижения корпуса фонМ, относя «14 дней под Чалтырем» на счет героического отпора наших дивизий.  Но в замысле противника было другое: а) до поры придерживать рвущиеся вперед танки 3-го мехкорпуса; б) активнее продвигать фронтом на Восток 14 ТК, усиливая его приданными частями в противостоянии с ТРЕМЯ Армиями ЮФ. Будь Ремезов хотя бы «троечникам» по истории и теории войн он бы понимал, что фонМ (который, конечно же, знал уроки Фермопил) не мог позволить себе вырваться вперед и, сокрушив 56 ОА, взять Ростов, опередив продвижение северных танковых и мех. дивизий. Этим он оголял свой левый фланг и давал шанс одной из ТРЕХ наших «затузловских» армий, ударом во фланг, зайти в свой тыл.

Stanichnik (02.06.19 21:05)

Но в результате так и произошло. Именно давление наших "затузловских" армий заставило фонМ отступить из Ростова.

Эдуард Вартанов (02.06.19 22:14)

Произошло далеко - далеко не ТАК. Он молниеносно, по трезвому тактическому расчету и только тогда, когда созрели к тому условия, как вошел, так и вышел из Ростова с минимальными потерями. При этом он  образцово – показательно сохранял и держал под контролем свои фланги и тылы. К сожалению наши командармы не способны были усвоить преподанный им в нояб41 урок. Поэтому несколько наших Армий в лето42 сгорели в «барвенковско – харьковских» котлах, вновь открыв дорогу к Ростову.  

Лусеген (05.06.19 09:48)

А в чем был расчет войти и выйти???

Напомню тем кто забыл - Эдуард Вартанович считает, что немцы покинули город не совладав с душевным потрясением от разгула мародерства. Видимо жители Таганрога и прочих советский городов разительно отличались в лучшую сторону.

Фланг, а в последующем тыл Макензена, охранял 14-й корпус, который быстренько откатился за запад и Макензену пришлось срочно перебрасывать танки на Тузлов. В чем гениальность этой необходимости? 

Да, дрались хорошо! Растянувшись в жидкую цепь, тем не менее хорошо огрызались посредством танков, подвижной пехоты и артиллерии на быстрых тягачах. Никакого чуда и такого-то особого таланта. 

Минимальные потери откуда Вы взяли?

Точных цифр и я не знаю, но могу привести отрывки истерии относительно состояния 13-й и Лейбштандарта. А историю того как немцам далось первое масштабное отступление Вы знаете? Кого Гитлер снял при этом, кого назначил....Право смешно читать как по вашему М. покинул город потрясенный мародерством, спокойно и без потерь, а Гитлер закатил истерику и снял беднягу Рунштедта...

Напомню Вам, Эдуард Вартанович, выдержку из ЖБД 3-го корпуса. Кое что для Вас подчеркнул. Не слишком ли дорого обошлось душевное потрясение генерала Макензена вызванное нехорошим поведением ростовчан??

06:50. Приказ армии об остановке в Чалтыре. Приказ больше не выполним. Везде удачно отошли от русских.

07:15. Приказ Лейбштандарту – позиции  в Морском Чулеке покидать только по приказу армии. Лоханов – держать.

10:05. Командир корпуса, командиру армии – приказ об удержании позиций по балке Калмыцкой, принял поздно. Подразделения исчерпаны, взятие позиций обратно невозможно. Арьергард имеет приказ оставаться впереди.

10:30. Разведка выявила следующего за нами вплотную по всей ширине фронта противника.

11:30. …приказ держать Чалтырь пришел сегодня утром, в момент начала отхода на Самбек-Миус. Позиции на Чулеке ни в коем случае нельзя использовать долго. Местность ровная, нет позиций….

14:45. Обергруппенфюрер Дитрих – командиру группы армий, фельдмаршалу Рейхенау – Удержать промежуточные позиции невозможно, у меня только 900 солдат боевого состава. Это очень рискованно. Позвоните прямо сейчас фюреру. Я жду здесь, в штабе 3-го корпуса». 

15:15. Командир 60-й моторизованной дивизии сообщает: «положение критическое. Русские начали массовое наступление. Держаться больше не можем.»

Страницы

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Анти-спам проверка