Мельница Лакиера

Что в патриархальном русском быте сравнится с мельницей? Церковь только. Но про церковь не сочинишь небылиц, сказок и легенд (хотя умудрялись), а про мельницу – пожалуйста. Здесь под журчание воды или шелест крыльев народная душа находила выход. Кого тут только не селили в преданиях: и русалок с домовыми и чертей с кикиморами, и редкий мельник не был колдуном или, в крайнем случае, хранителем местной тайны. Стояли мельницы в удобных местах на малых реках в каждой станице и во многих хуторах. В иных местах по нескольку их собиралось. В конце этой статьи дам ссылку на свои ранние статьи на Меотиде, там есть картины, на которых изображены такие скопища мельниц. Никогда не проходил мимо всего, что касается старинных мельниц. И эту фотографию из книги Валерия Чеснока, запомнил.

Много лет собирался поискать остатки этой мельницы (знал, что она давно рухнула в наступающий Таганрогский залив), а выбрался только в прошлые выходные. На берегу, в том месте, где когда-то стояла мельница, сразу бросаются в глаза полузаросшие, полузаброшенные, полуразрушенные строения.

Орнамент на фасаде выдает его «барское» происхождение.

Когда-то здесь кипела жизнь и вкусно пахло.

Подвалы закрывались массивными стальными воротами. Что-то хорошее там хранилось.

Запустение.

Можно представить это помещение, заполненное аккуратными штабелями из мешков со свежесмолотой мукой, которая пахла домашним уютом и покоем.

А теперь сквозь пустые двери амбара видно море.

Мельничные помещения обширны. Зачем? Может быть, здесь были склады, не относящиеся к мельнице? Маловероятно. Место не бойкое, почти полуостров. А может быть отгадка в конструкции мельницы? Все ветряные мельницы делятся на «столбовки» и «шатровки». Понятно, что героиня этого рассказа с капитальным, кирпичным строением столбовкой быть не могла.Значит, шатровка. Но, судя по фотографии, она имеет почти плоскую, капитальную крышу. Там нет и намека на поворотный шатер. Значит, вероятно, что она относилась к очень редкому типу мельниц – с постоянным направлением ветряка. Ветра в Таганрогском заливе довольно стабильные. Многие недели здесь могут дуть сильные восточные или западные ветра. А северных и южных здесь почти не бывает. Вероятно, мельница была ориентирована по преобладающему ветру и «включалась» только тогда, когда он дул. Это объясняет присутствие обширных складских помещений при мельнице. В них накапливали зерно к началу ее работы, а когда она начинала молоть, то делала это с огромной производительностью (об этом ниже) и нужны были помещения уже для смолотой муки, которую не успевали отвозить. Но это гипотеза. Идем к обрыву. Тем более, он рядом. Где-то здесь, в продолжении этих строений, стояла гигантская мельница помещика Лакиера. А эта площадь в страдный день была заполнена гружеными повозками, спокойными лошадьми и суетящимися людьми.

Первый взгляд с обрыва – и сразу восторг! Огромные бетонные части фундамента рухнувшей мельницы.

Вяжущий раствор заполнен боем мокропрессованного кирпича. Это 19-й век. Я видел такие фундаменты у десятков исчезнувших церквей, помещичьих усадеб и мельниц же.

Россыпь такого же битого кирпича на береге – все, что осталось от мельницы.

Среди безликих обломков можно найти интересные осколки керамических изделий и многого другого.

Но мне было не до этих осколков (еще приеду). Я увидел то, что мечтал найти – жернов, точнее, его осколок.

Как тащил по вязкому берегу и по камням осколок песчаника весом полцентнера, как затаскивал его на многометровый обрыв – рассказ особый. Сразу о главном: дома высчитал размер целого жернова, получилось 1520 мм.! Скорее всего размер был 60 дюймов. Гигант! В наших краях второго такого точно не было. Материал, из которого изготовлен жернов, особый вид песчаника, прочного, вязкого, не полирующегося.

И в интернете не нашел упоминаний о сохранившихся подобных жерновах. Самый большой жернов, который я встречал, хранится в школьном музее села Маргаритово. Интересно, что расположено Маргаритово почти напротив Золотой косы, на другом берегу Таганрогского залива.

Нашел в интернете душевную картинку, изображающую процесс изготовления такого жернова

Очень захотелось представить, как выглядела эта мельница в ту пору, когда снабжала мукой всю округу. МегаМельницаМеотиды.

Надо рассказать о хозяине мельницы – помещике Лакиере. Фамилия известная. Его усадьба, счастливо сохранившаяся, стоит в нескольких сотнях метров от мельницы.

А так она выглядит с парадного входа.

Я не был здесь пару лет, с тех пор мало, что изменилось. Разве что обрадовала табличка над входом.

О самом хозяине замка и мельницы уже рассказал Андрей Колоколов в своей статье. Лучше не получится. Просто процитирую его ниже

«В окрестностях Таганрога в селении Золотая Коса ( поселок Учхоз) пока что стоит удивительное здание - загородная усадьба помещика Александра Борисовича Лакиера ( 1825-1870).

Лакиеры - люди тоже удивительные. Отец Александра - Борис Львович (Борис Марк Мориц), был прусским подданным родом из Страсбурга, города на границе между Германией и Францией. Медицинский диплом он получил в Дерпте . В 1819 году приехал в Россию и с 1824 года - главный медицинский чиновник или городовой доктор Таганрога. Он принимал участие в 1825 году в бальзамировании тела и снятии посмертной маски усопшего императора Александра I. И именно его подпись присутствует в акте смерти Александра I. Рассказывают, что Б.Л. Лакиер поставил свою подпись на этом акте только после того, как узнал, что лечащий врач императора Тарасов отказался подписать акт. Почему? Об этом уже, видимо, никто не узнает...
В 1819 году Екатерина Федоровна Шауфус, дочь председателя Коммерческого суда г. Таганрога, действительного статского советника, стала женой Бориса Львовича, и 16 мая 1824 года у них родился сын Александр.
В 1835 году семья уезжает Москву. Там Александр поступает на юридический факультет университета, а в 1843 году защитив диссертацию по теме "О вотчинах и поместьях" , получает степень магистра. В 1845 году Александр Лакиер уезжает в Петербург, где поступает на службу по ведомству юстиции.
7 января 1851 года А.Б. Лакиер вступил в брак с Ольгой Петровной Плетневой. Ольга Петровна родила сына, но на четвертый день после этого умерла. Вот что пишет потомок Лакиера - Владимир Комнино-Варваци в своем замечательном очерке "Подпись Лакиера" "Менее двух лет длился этот счастливый брак... В декабре 1854 года А.Б. Лакиер публикует труд "Русская геральдика".

Герб рода Лакиер


В 1856 году это оценивается весьма престижной Демидовской премией. «Русская геральдика» и до сих пор является абсолютным авторитетом у специалистов этого редкого профиля. В 1856 году он в чине надворного советника служит обер-секретарем 1-го отделения 3-го Департамента Сената, но острая боль по ушедшей жене не оставляет его. И он отправляется в длительное путешествие.За три года он посещает Польшу, Венгрию, Италию, Швейцарию, Германию, Данию, Францию, Испанию, Бельгию, Голландию, Англию, США, Канаду, Кубу. Алжир, Тунис, Египет, Грецию, Турцию, Палестину. Путешествует по Кавказу и югу России и в сентябре 1858 года возвращается в Петербург. И вновь начинает службу, на этот раз в Министерстве внутренних дел. Занимается статистикой, имеет чин коллежского советника (полковник), состоит в Земском отделе, преподает гражданское право в Училище правоведения Министерства юстиции. Но однажды, властно и необъяснимо, родина напоминает о себе и Александр Борисович весной 1860 года возвращается в Таганрог на постоянное местожительство. Было ему в то время 36 лет. Надо сказать, что к тому времени Таганрог был ключевым городом на юге России. И решение поменять Северную Пальмиру на перспективный южный город не было таким уж странным. Да и бурное развитие железных дорог способствовало этому. В Таганроге он занялся адвокатской практикой. И, конечно, блистательная и очаровательная Елена Комнино-Варваци, правнучка Ивана Андреевича Варваци, не могла остаться им незамеченной. Было ей в ту пору 18. И лучшую партию трудно было придумать. В 1859 году Александр Борисович Лакиер женится на Елене Марковне Комнино-Варваци.

Вряд ли это было безразлично Петру Плетневу, который не без сарказма, писал по этому поводу Вяземскому: "Александр вступает во второй брак с богатою гречанкой Варваци из таганрогского круга всех наших откупных крезов: Бенардаки, Вофей, Алфераки и проч". В Таганроге Александр Борисович поселился в имении своего тестя Марка Егоровича Комнино-Варваци. Вскоре он становится учредителем Благотворительного общества и членом строительной комиссии г. Таганрога. За одиннадцать лет совместной и счастливой жизни у них родилось четверо детей. 28 января 1870 года А. Лакиер, в возрасте неполных 46-ти лет умер. Похоронен он в Таганроге на старом кладбище. Местонахождение могилы установить уже не удалось, потому что захоронения Лакиер и Комнино-Варваци находились вблизи Всехсвятской церкви и их равнодушно осквернили и уничтожили при асфальтировании прилегающей территории под медное дыхание «Интернационала».
Но на добрую память от Александра Лакиера остались его ученые труды.

Остался и памятник архитектуры - загородная усадьба 1861 года постройки. Правильнее было бы, наверное, говорить, что это усадьба Комнино-Варваци, но проживал в ней именно Александр Борисович Лакиер. Говорят, что здесь даже остались деревья, посаженные им. По дошедшим скудным воспоминаниям крестьян Алек­сандр Борисович отличался большими странностями: часто уединялся в кабинете, хозяй­ством особенно не занимался, перепоручив эти дела жене, летом проводил целые дни, сидя на дереве с книжкой в руках. Жизнь помещика, по-видимому, тяготила его. Зато после его смерти старший сын Марк, выйдя с госслужбы в отставку, активно занялся хозяй­ством и сделал имение «Золотая Коса» одним из передовых в агротехническом плане.Марк Лакиер стал членом сельскохозяйственного Общества, писал статьи по садово-ого­родному делу, редактировал жур­нал Общества. Особое внимание Марк Александрович уделял виноградникам (новой для этих мест культуре) и стремился нала­дить выпуск вин, которые могли бы соперничать с крымскими. В 1909 году он был избран членом Таганрогской городской Думы, умер в 1914 году от туберкулёза легких.

При Советской власти в здании разместили Дом культуры «Золотая Коса». Нынче в этом доме никто и ничто не обитает.

Обещанные ссылки на статьи про мельницы

Ветряные мельницы

Мельница - каменный цветок

Слепая мельница

Парамонка и Макаронка сестры?

Панорама города с мельницей

Старая мельница

Еще старая мельница

Fanny-Fairy (16.09.15 22:22)

Шикарные фото берега и подсобных помещений. А про кусочек жернова история позабавила :) Где же он теперь у вас стоит? Кусок-то немаленький. По фото не совсем понятно: он под солнечными лучами искрится?

чтун (17.09.15 10:17)

Спасибо за интересную статью и проделанный Вами труд. Много нового и интересного. Мельница на фотографии похожа на сторожевую башню. Крепкие, мощные стены уходят ввысь на добрые три десятка метров). А предполагаемый вид мельницы на берегу Азовского метра с другой фотографии завораживает. КРАСОТИЩА!

Stanichnik (17.09.15 20:08)

Стоит дома. В трудные минуты использую его как табуретку. Сидение на нем успокаивает и придает силы.

Георгий Пивин (08.07.16 15:50)

Спасибо ,автору за прекрасную статью ! Действительно , всё так интересно !

Stanichnik (09.07.16 09:14)

Спасибо Георгий! 

Евгений (12.09.17 14:01)

Я застал эту мельницу и кино в этом доме смотрел,там кинотеатр был,только зачем его оштукатурили,он был из красног кирпича,как и мельница.
А вообще спасибо автору за такой замечательный сайт.

Stanichnik (23.09.17 23:17)

Спасибо Евгений.

МойФасад (23.09.17 22:40)

Накрыли "Лакиера!"
http://moifasad.blogspot.ru/2017/09/blog-post.html

Июль 2017 г. Фото Романа Бочарникова
Stanichnik (23.09.17 23:18)

Это хорошо.

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Анти-спам проверка